И снова про горы, а горы про нас)
Сабина Нахметова

Эти сборы мы планировали с прошлого сезона, который для всех прошёл на ура. Было много разных технических и не очень маршрутов. А завершился наш прошлый сезон восхождением в составе 4-х человек на вершину Казбек (5034 м). Сезон был удачным. И очень хотелось, как минимум повторить, а то и превзойти прошлый сезон. img-20150908-wa0006
Недели за две до отъезда я уже не могла думать ни о чём другом, кроме как о горах. Работать не хотелось. Домашние дела не делались. Все мысли, все разговоры только о грядущих сборах. Все покупки только для гор. Этот не проходящий зуд предвкушения чего-то грандиозного не оставлял ни на минуту. Родня крутила пальцем у виска, глядя на меня. Коллеги по работе просто смирились и снисходительно терпели мои разговоры об отпуске. За неделю до отъезда жизнь закипела. Разобрать снарягу, взять то, чего не хватает, у тех, у кого лишнее. Отдать своё лишнее тому, кому этого не хватает. Написать список того, что поедет в горы со мной. Раскидать вес по людям. Восемнадцать раз пересматривать раскладку. Купить продукты. Купить продукты за тех, кто не успевает. Зайти на скалодром еще раз обсудить всё. И так всю неделю.
Пятница! 14-е августа. С 8 утра до 8 вечера адский гон. Последние приготовления. И вот рюкзак собран. Мелочи докуплены. Еда в дорогу приготовлена. Сижу на чемоданах и жду. Уже завтра под рюкзак. Уже завтра мы будем в горах. Никаких интернетов, машин, телевизоров, городской суеты, от которой я невероятно устала. Уже завтра.
Около 11 вечера заехали Денис и Серёжа. Едем на автовокзал, чтоб попрощаться с Янкой, которая каждый год нас провожает, и с ребятами, уезжающими на автобусе. Обнимашки, напутствия, пожелания удачи. Вот и выехали. Все трое в предвкушении. Всю ночь в дороге. Обсуждаем прошлый год, грядущий выход, енотов на дорогах. И не говорите мне, что в Азербайджане нет енотов! Денис их чётко видел на дороге. Целую семью. Просто они выходят только тогда, когда все вокруг спят, а Денис ведёт машину)
Без крови перешли границу. В Тбилиси забрали Надю, которая «тут уже месяц отдыхает». Благополучно доехали до Степанцминды, съев перед этим все бутеры с колбасой и котлетами (жареная картошка пала последней). Ждём оставшихся ребят. Нас три группы. Одна группа туристическая, они нас покидают аж на 5 дней. У них почти кругосветка, и они присоединятся к нам числа 20-го. Провожаем их. А сами едем в Джуту. Район Чаухи стал для нас уже родным. Мы ездим туда, как к себе домой. На тропе до базового лагеря известна каждая выщербленка. Мой первый выход в горы был именно в Чаухи. Никогда не забуду этот восторг. Сейчас, конечно, всё уже привычно и не так ахово. Однако всё равно – это родное сердцу место.
Базовый лагерь. Жизнь бурлит. Ставим палатки, оборудуем стол из камней, готовим ужин, разбираем вещи. Завтра идти на гору. Завтра рано вставать. А сейчас мы болтаем и веселимся. В этом году к нам после долгого воздержания присоединился Мося. Кусочек позитива нашего клуба, которого мы и назначаем дежурным на 4 утра. Ему всё равно не привыкать, у него новорождённый сын, который как раз в это же время обычно просыпается. Короче, Мося, мы сделали всё, чтоб ты чувствовал себя как дома) 11988765
16-е августа. Подъем в 4 утра. Старшая группа уходит на траверс Такаишвилли-Рчеулишвилли в составе 4-х человек. А наша группа под руководством Дмитрия Петровича идет на ТГУ.
Все сонные, нерасхоженные. Первый маршрут всё-таки. Изнурительный подход сначала по зелёнке, потом по крупной осыпи, затем ледник и (о ужас!) мелкая осыпь. Шаг вперёд три назад. Ноги воют от усталости. А ведь это только подход. Но мы бодры, веселы и полны надежды, что буквально еще минут 10 и мы под маршрутом. Наши надежды оправдались и вот мы уже подходим под маршрут. Не буду вдаваться в ненужные подробности. Маршрут мы прошли. И неважно, что запилили немного не туда и удлинили его минимум на час, а то и больше. Это мелочи. Главное, что это была первая 2«Б» для нашей группы. И было много лазания. Ненапряжного, но порой было страшновато. Однако маршрут подарил массу удовольствия и приятных впечатлений. На вершине мы не нашли записки, но зато нашли консервные банки, в которые и спрятали свою.

В лагерь мы спустились одновременно со старшей группой, хотя планировали быть раньше. Я вообще восхищаюсь нашей старшей группой. Они такие метеоры. Они прошли маршрут 3«А» за то же время, что мы свою 2«Б», хотя у них был траверс двух вершин. Это и неудивительно. Я давно подозреваю, что у Дениса (он руководитель старшей группы) где-то там сзади припрятан пропеллер, невидимый, бесшумный, но ооочень мощный)).
Двойкой «Б» мы закрыли третий разряд по альпинизму. А завтра нам предстоит первая в нашей жизни тройка. А я уже так устала. Говорят, завтра с утра грозы по прогнозу. И я молюсь, чтоб прогноз оправдался. А в лагерь пришли Марк и Гюля. Так и хочется спросить «а что, вас уже выпустили из психушки?»)). Дело в том, что у Марка возникли проблемы на границе, и он был вынужден задержаться в Азербайджане. А Гюля, как верная жена декабриста, осталась с ним, пожертвовав походом. Я и не верила, что они приедут. Гюля и Марк – это вообще отдельная история. Буквально неделю назад мы гуляли на их свадьбе. И вот на свадебное путешествие они собрались в горы. Он на восхождения, она в поход. Всё как в фильме «Барон Мюнхгаузен»)). Ну да ладно. Я очень рада видеть обоих.
Ночь. Гроза. Сна ни в одном глазу. Усталость дичайшая. А к утру распогодилось. И вот дежурный будит нас на восхождение. А чего меня будить, если я так и не уснула. Включаю автопилот. А в голове «лучше б я вчера умер». Старшие собираются на очередной траверс. На этот раз ТГУ-Пиросмани. А нас ждёт Джавахишвилли. Подход, родной подход. Что ж ты такой длинный то, а? И как же спать хочется. А подход не заканчивается. Наконец хоть какое-то маломальское лазание. Но тоже подход. Подошли к маршруту. Первая веревка – метров 6-7 каминного лазания. Пойду первая. Обвешиваю себя многочисленными френдами, закладками и оттяжками, как суровая альпинистка. Начинаю лезть. Заложила одну закладку, прощелкнула верёвку, залезла в камин и… застряла! Камин узкий, заложиться никак, неудобно стою. Обратно спуститься страшно. Вверх надо сделать пару очень неудобных движений. Ужасно страшно. Чувствую себя дурой, не знаю, что делать. А ребята ждут. Простояла я так минуты две, не меньше. А потом плюнула и полезла. И, надо же, вылезла наверх. Вот так, заложив всего одну закладку. А столько навесила на себя, будто метров 50 предстояло лезть. Сделала перила, страховку, приняла остальных. Дмитрий Петрович был горд мною, а мне было ужасно стыдно. Вторую верёвку (метров 15) полез Али – самый спокойный, способный и адекватный член нашей разношёрстой группы. И, конечно же, это не вызвало у него никаких проблем. Я аж обзавидовалась. Потом была третья веревка. А дальше шли с одновременной страховкой. До вершины мы дошли. Сняли прошлогоднюю записку нашей старшей группы и пошли на спуск. На спуске было несколько дюльферов. Один раз я чуть не уснула на страховке. Просто, закрыв глаза, начала видеть сны. Чувствовала себя преступницей. Честно сказать, от маршрута я не получила никакого удовольствия, натерпелась страху, да и вообще всё было не так. Это я сейчас понимаю, что я просто была не отдохнувшая, а тогда… Тогда я даже решила подумать, не бросить ли мне ходить в горы. Короче мы благополучно спустились. И старшие спустились тоже. Траверс они не добили, но зато взошли на ТГУ и сфотографировались с нашей вчерашней запиской. Мелочь, а приятно)) А завтра…
День отдыха! Денис и Петрович вышли на пятёрку, но из-за ухудшившихся погодных условий вернулись. И мы дружной толпой спустились в Джуту, чтоб покушать нормальной еды. Благо идти час-полтора всего. А в Джуте нас ждал сюрприз!
Надя: Ребята, там Оля! 11942249
Я: Как Оля?
Надя: Да точно она!
Ооооляяяя!!!
Наши походники оказались киборгами и прошли пятидневный маршрут за три дня. Мы так обнимались, будто до этого и не надеялись больше когда-либо увидеться, а тут судьба нам выдала еще один шанс)) Поели мы, как люди, и двинулись обратно. Вся группа снова воссоединилась, и это был хороший вечер. Особенно ужин. Ведь тушенка, которую взяли альпинистские группы была магазинная и вкусовыми качествами, прямо скажем, не блистала. Зато походники варили тушенку сами, и вот эта вкуснятина и была на ужин. Так что сами понимаете, как мы были рады нашим походникам))
На следующий день мы вышли на траверс Такаишвилли-Рчеулишвилли. После подхода запилили не в тот кулуар и очень круто попали. Кулуарчик метров 50-60. Милый такой. Душка просто. Узенький, крутенький, слева стена сыпется так, что не за что взяться. Справа стена гладкая, будто её полировали. А под ногами всё едет. И вот шли мы по этому кулуару чуть не плача. И думали, когда ж он тварь закончится. Вышли на гребень и минут 15 приходили в себя. Взошли на Такаишвилли. Пошли в сторону Рчеулишвилли. Дюльфернули и вернулись, не добив траверс. Ибо времени было уже много. А мы группа неторопливая, а будете много говорить – вообще никуда не пойдём)) Спустились к кресту (это камень, на котором еще в прошлом году стоял крест. Он делит расстояние между базовым и верхним лагерем). И Дмитрий Петрович устроил нам нагоняй. А пока мы стояли в углу на горохе, спустились наши старшие. Они вышли на четвёрку, но тоже вернулись, не добив маршрут. И мы всей гордой, но печальной толпой поплелись в лагерь.
На завтра наши походники должны были пойти на единичку Рчеулишвилли. И они даже вышли на маршрут. Но грозы, такие грозы.
В тот же день мы уехали из Чаухи в Степанцминду, в которой нас ждали все прелести цивилизации, а именно «Да здравствует мыло душистое и полотенце пушистое!». Ну и, конечно, еда. Не тушенка, а еда!
На следующий день мы доехали до монастыря Гергетти, и нам предстоял восьмичасовой путь до метеостанции с тяжёлыми рюкзаками. Ох уж этот путь до метеостанции. В прошлом году я дала себе слово больше не возвращаться сюда. И вот на тебе, прими и распишись. Шлось хорошо. По крайней мере мне. Ну и Денису с Серёжей. Честно сказать, им шлось лучше. Ну так они ж лоси. Дошли до речки, хотя речкой её назвать до сих пор язык не поворачивается. То, что в прошлом году легко перешагивалось с камушка на камушек, в этом году оказалось нешуточным препятствием у нас на пути. Пришлось Бог знает сколько пилить вверх по реке, чтоб найти хоть немного пригодное место переправы. Я никогда не прыгала на столь далёкие расстояния. А вода в реке ледяная и коричневая. Совсем не хотелось пробовать её своей нежной шкуркой. Денис несколько раз возвращался и забирал рюкзаки у девочек. После переправы поставили лагерь на зелёнке, ибо идти дальше сил не было. До метеостанции мы так и не дошли. Зато к нам прибились две собачки. Ну как собачки? Два монстра, которые потом благополучно подрались за право единоличного пребывания в нашем временном лагере, чем изрядно попортили нам нервы. На следующий день мы собрали палатки и двинулись в путь. Благополучно дошли до метео, а потом и до лагеря на высоте 3900, где и обосновались на вторую часть наших сборов. Приказбечье – это не Чаухи. Зелени там нет. И, как оказалось, солнца тоже. Но мысль о том, что мы пришли сюда добровольно, своими собственными ножками, без приставленного к виску пистолета, не оставляла выбора. А ночью был дубак. img-20150908-wa0002
Днём позже у нашей группы и группы походников были ледовые занятия. То то весело было, когда Ниджат, находившийся со мной в одной связке, с криком ополоумевшего Тарзана сдёргивал связку на снежно-ледовом склоне, а я пыталась зарубиться, чтоб не дать связке улететь. Для справки: Ниджат весит раза в 2 больше меня и во столько же раз выше. Я уже говорила, что было весело?))) Наши «старшие» исследовали начало маршрута, который должны были пройти завтра. А в лагере появилась Настя, которая, оказывается, вчера пришла на метеостанцию с Куприком и Доктором и этой же ночью вышла на штурм Казбека. Зверь-женщина. Правда взойти не взошла, но ведь главное намерение)) Вечером был ужин. И к нам пришёл Куприк с консервами и согревающей жидкостью. И это была встреча так встреча! А ночью было тепло. Ведь Куприк – это не только много килограммов мяса. Это еще и много килоджоулей тепла))
Утром народ ушёл на гору. Старшие штурмовали Орцвери по маршруту 3«Б» (снежно-ледовая стенка), а остальные ту же самую Орцвери по классическому маршруту. Я осталась в лагере вместе с Олей. Надя вернулась с маршрута, оставив Сергея и Дениса наедине с их стеночкой. И правильно. Не женское оно – это дело. Зато к нам в гости пришли Доктор и Настя. Доктор пришел с печеньками, сгущёнкой и консервами. К тому моменту мы уже считали каждый кусок еды, ибо было ясно, что погода ухудшается, и предстоит несколько дней в лагере, а есть что-то надо. И вот под сгущёночку, да с печеньецем, мы любовались тем, как Серёжа с Денисом пашут. К тому времени единичники успешно взошли и вернулись в лагерь. На дворе было 24-е августа. Повалил снег. Мы забурились в палатки и стали ждать. Когда я вылезла из палатки, в лагере была сказка. Снег крупными хлопьями падал и оставался на палатках и камнях. Стену Орцвери заволокло, и ребят было не видно. Ни единого дуновения ветерка и тишина. И такое умиротворение меня накрыло, что пошла я варить суп)) Как выяснилось, иногда картошка бывает весьма упрямой и даже после двухчасового кипячения отказывается становиться сваренной. В процессе готовки я несколько раз слышала, как Петрович выходил с ребятами на связь. Они не могли найти безопасный спуск. Из-за валившего снега некоторые трещины могли оказаться закрыты. Народ потихоньку повылазил из палаток. Все были на нервах. Все мысли только о том, чтоб ребята нормально спустились. Очередной сеанс связи. Денис говорит «ставьте чайник, через 20 минут будем». И лагерь ликует. Мы больше 20 минут смотрели на склон, с которого они должны были спуститься. А их всё не было. Я, Оля и Надя даже проорали песню «батарейка», чтоб ребята нас услышали и поскорей пришли. Я на полном серьёзе считаю, что этой песней можно вызвать дьявола, а ребят всё не было. И тут рядом с нами кто-то говорит «ну, что идут?». Это был Денис)) И пришёл он совсем с другой стороны. А за ним пришел и Сергей. И мы всем лагерем стали душить их в объятиях и поздравлять со зверским маршрутом, пройденным в суровых условиях. И это был хороший день. Под вечер Куприк, Док и Настя вернулись к метеостанции. 11990376
А на завтра был мой день рождения. Второй день рождения в горах. В прошлом году подарком был Казбек. В этом году мы собирались на Эльбрус. Столько всего было прочитано об этой горе, что стало ясно, либо взойдём, либо нет))
Денис, Сергей, я и Надя спустились к метео за Куприком Настей и Доктором. И все вместе побрели вниз. Оставшаяся группа ждала погоды на Казбек.
Ох уж этот спуск с метеостанции. Его я ненавижу больше, чем подъем. Дважды я оттуда спускалась чёртову тучу времени, сбив все ноги. Но в этот раз горы были необычными. Всё было необычным. И я, ни разу не остановившись по дороге, спустилась к монастырю первая. И обогнала САМОГО Дениса на 12 минут)) Все разъехались по хостелам. А вечером отмечали, отъедались и бредили Эльбрусом.
Утром следующего дня выехали и застряли на границе аж на 7 часов. Дождь лил, не переставая, со вчерашнего вечера. Грузинскую границу прошли за пять минут, а вот Российскую… Нейтральная полоса между границами очень протяжённая. Проходит по живописнейшему ущелью, загаженному людьми. Многокилометровая очередь из машин. И все выбрасывают из окон мусор. Удручающая картина. Однако мы выстояли и границу таки прошли. Еще 3-4 часа и мы будем на месте. Потихоньку стало распогаживаться. Пару раз нас тормозили на постах. Стемнело. Холмы по обе стороны выглядели просто потрясающе. Ночь была светлая. Луна пузатая и яркая. Небо усыпано звёздами. На улицах ни души. Просто потрясная была дорога. Остановились в уютном отельчике. Зашли в замечательную кафешку под названием «Купол», которую впоследствии не променяли ни на что и до последнего питались в ней. Хочется рассказать об этом кафе. Там такая атмосфера. По стенам и потолку развешаны флаги разных стран и клубов с подписями и пожеланиями тех, кто взошёл на Эльбрус. Уйма фотографий восходителей. Разные грамоты и дипломы. А еще в этом кафе очень вкусно готовят и приятная официантка.
Утром следующего дня мы посетили отделение местного МЧС с целью встать на учет. Вопросы сотрудника МЧС вроде «номер кого-нибудь из родственников» и «крайняя дата спуска» вызвали в наших рядах нервный смех.
Всё готово. Идем к канатке. Прокатившись на канатке, вспомнили, что забыли купить газовый баллон. Серый спустился обратно. Пока ждали его с баллоном, видели множество альпинистов. Одни спускались счастливые, ведь погода замечательная и им удалось взойти на Эльбрус. Другие так же, как и мы только собирались на гору. Было приятно осознавать себя частью этого мира странных людей, которым по каким-то причинам не ходится по асфальту)) Дождались Сергея. Нам оставалась последняя канатка. И, если до этого были кабинки, то теперь канатка кресельная. И это настоящее испытание для меня. Я боюсь высоты!))) Канатка очень ветхая, расшатанная. В аккурат на одного человека. На ней надо ехать с огромным рюкзаком на руках. Это было ужасно. Пока мы ехали, я громко и подробно рассказывала ребятам, каково мне. Они это стойко перетерпели. Удивила нас надпись на каждом столбе канатки, призывающая не спрыгивать с кресел)) Видимо были прецеденты. Мы доехали до бочек (высота 3800 м) и пошли на высоту 4200 м до приюта одиннадцати. Мальчики ускакали вперед, чтоб поставить палатку. Я шла и смотрела по сторонам. Даже тут, казалось бы, на смешном участке по бокам от тропы были огромные трещины. Жуткач, я вам скажу. Красиво и опасно, черт возьми. Ясное дело, при свете дня в хорошую погоду надо очень постараться туда свалиться. Но вот в условиях непогоды это на раз два. Когда я дошла до места нашей дислокации, ребята уже поставили палатку и разравнивали место под неё.
Сергей: Тебе тепло? dsc00062
Я: Очень!
Сергей: Да? Тут хороший минус.
Я: Да не может быть.
Может! Буквально через пару минут я начала поспешно одевать на себя всё, что у меня есть. Нос отваливался от холода. Пальцы перестали слушаться. И это в условиях отсутствия ветра и присутствия солнышка. Было около минус 10. Так сказал Серёжа. А он метеоролог со стажем. Мы сразу ему поверили. Разобрав вещи, мы пошли гулять по лагерю. Очень мало кто жил в палатках. В основном народ оставался в вагончиках. Так теплее и ровнее. Прогулялись до камня с мемориальными досками. Огромный камень буквально снизу доверху обвешан поминальными надписями, фотографиями и грустью. Столько людей. Молодых и не очень. Столько жизней забрал Эльбрус. Говорят, лучшая смерть для альпиниста – смерть в горах. Глупости! Разве к смерти применимо слово «лучшая». Люди не должны умирать в горах. Горы – они ведь для жизни, правда?
Мы решили сходить к кому-нибудь в гости. Познакомиться. Познакомились. В гости не сходили, в гости привели)) Напоили чаем интересного мужичка, который раз 10 уже был на Эльбрусе и Много рассказывал.
Мы: А разве интересно ходить на Эльбрус, когда уже столько раз был на нём?
Он: Так Эльбрус каждый раз разный.
Стемнело. Чтоб вы поняли, какой там был мороз: на дне горячей кружки с чаем оставался сантиметровый слой жидкости, который в течении пары минут замёрз. Вот такое хреновое лето)) Сварили ужин без соли. Соль мы благополучно забыли. Съели в момент. Побросали всё, включая ботинки, в палатку и залегли спать. Договорились выйти в 2 ночи. Проснулись в час. Денис выглянул из палатки. Погода вроде ясная. Но такое ощущение, что кроме нас никто не собирается выходить. Ужасно не хотелось вставать. Первые стартанули в 2:30. Мы вышли в 3. Было полнолуние. Ясно и ОЧЕНЬ ХОЛОДНО. Лицо болело от мороза. Руки отваливались. У ребят мёрзли ноги. Через пять минут после выхода у меня сели батарейки на фонарике. Ничего. Ночь-то ясная. Подъёмы были крутые, а снег сухой. Шлось очень хорошо. Только холодно. Как выяснилось потом, хорошо шлось только мне. Надя отстала сразу. Мы с ребятами шли гуськом. Когда рассвело, я обогнала ребят, а потом по очереди и все группы, вышедшие на штурм. Мне ужасно хотелось спать. Просто невыносимо. Было страшно моргать. Это удивительно, ведь идешь по снегу, по крутому склону. Как можно засыпать в таких условиях. Оказалось, можно. Посреди склона познакомилась с ребятами из Перьми кажется. Одного звали Андрей. Диалог получился странный))
Андрей: Ну ты и впилила! Вроде позже нас вышла, а мы тебя еле догнали. dsc00175
Я: я спать хочу(
Андрей: так это ты сонная? Как же ты ходишь, когда бодрая?))
Я: я ужасно хочу спать(
Андрей: сейчас подъем закончится, я тебя чаем напою.
Подъём закончился. И он действительно в пять минут вскипятил чай и протянул мне большую чашку. Пришли Денис и Серёжа, и мы наказали эту чашку, несколько конфет и пачку энергетических желешек, которые дал нам добрый Доктор на метеостанции. Хочу сразу сказать, что эти ваши желешки ни на что не годятся. Хотя ребята утверждают, что им после желешек становилось лучше. Впереди была косая полка. Гид одной из групп указал на склон и сказал: «Это трупосборник. Ни один из тех, кто туда свалился, не остался в живых». Как говорится в рекламе «Бодрое начало дня»)))
Я встала за Серёжей. Денис за мной. Впередиидущая группа сильно тормозила. В конце концов Денис попросил их нас пропустить. Сережа уступил мне дорогу, и я пошла. А, когда через пару минут оглянулась, народ уже был далеко. Не знаю, откуда столько сил. Иногда мне кажется, что я спешила, чтоб не уснуть. Косая полка закончилась, я вышла на седловину, села на рюкзак и стала смотреть на взлёт, который остался до вершины. Нехилый такой, крутой взлётик. На седле было куча народу. Группа под руководством человек пяти гидов. Эту группу привез ратрак (шайтан машина на гусеницах). Явно какое-то корпоративное мероприятие. Я с сочувствием смотрела, как первые из них начинают подниматься по склону. Очень медленно и неохотно. Не нужны им эти горы. Точно не нужны.
Пришли мои ребятки. Мы посидели еще немного. Денис сказал, что ему уже получше и раз он сюда дошел, значит точно взойдёт. Пошли наверх. Пришлось обгонять как-то эту многочисленную группу. Дошла до перил. Хорошая тропа. Вышла на ровную поверхность и села ждать ребят. По соседству была смешанная группа из разных городов. «Мало осталось» сказал кто-то, «Бросай рюкзак, пошли». «Не, я своих подожду» ответила я. И сразу появился Денис. А потом и Сергей. И мы потопали на вершину. Взошли в 10:40. И, как только взошли, мне захотелось оттуда бежать. Эта первая моя вершина, на которой мне стало неуютно. Единственное, чего хотелось – это поскорее с неё спуститься. Сфотографировались с флагом и пошли на спуск. На седле стали ждать Надю. Она пришла минут через 15. Пришла и свалилась. Её губы были синие и дрожали. Страшное зрелище. Она, конечно, зверюга. Как можно идти в таком состоянии вообще не представляю. Мы рассортировали её вещи по своим рюкзакам, и мальчики стали её спускать. В итоге на спуске меня обогнали абсолютно все, включая Надю. Ненавижу спуски. Ноги отказывались идти. И к палатке я пришла минут через 30 после последнего. Легла и сказала, что больше никуда не пойду, хоть режьте. Резать меня не стали, просто стало понятно, что меня будут больно бить, если я не возьму себя в руки и не пойду. Мы собрали вещи, палатку и попёрли вниз. На канатку опоздали. Пришлось ругаться, чтоб не остаться там до завтра. Опять эта ужасная кресельная канатка. Знаете, лучшее средство от страха – это дикая усталость. Короче в этот раз мне уже не было так страшно. Только холодно. Наконец спустились вниз. Заселились в гостиницу, искупались и пошли есть в нашу кафешку. Заодно захватили флаг Азербайджана и нашего клуба. А то ведь непорядок – все флаги есть, а наших нет.
Я: девушка, я тут заметила, что у вас флаг Азербайджана в кафе отсутствует. Примите?
Официантка: да запросто! – крикнула хозяину – у нас пополнение. Азербайджан.
А на завтра мы гордо снялись с учета в МЧС. Скупили уйму носков и магнитов на базарчике в Чегете и двинулись домой. Мы были довольные и не могли поверить, что нам таки удалось взойти на гору-мечту. Дорога домой прошла без приключений. Разве что еноты на дорогах опять не давали Денису спокойно вести машину, пока мы с Серёжей спали)))
В этом сезоне у меня была первая в жизни тройка «А». И это круто. У ребят была снежно-ледовая тройка «Б». И это мега-круто! Но Эльбрус лично для меня стал самым запоминающимся. Когда несколько лет назад Янка сказала, что была на Эльбрусе, я с таким восхищением на неё посмотрела. И подумала, что мне, наверное, никогда туда не попасть. Я ужасно благодарна Денису и Серёже, которым очень не хотелось брать с собой девочек. Благодарна за то, что вопреки своему нежеланию, они нас всё-таки взяли. Еще в Баку Денис сказал, что Эльбрус – это тот же Эверест, только поменьше. Эльбрус, конечно, не Эверест. Но мы на него очень хотели. И Бог его знает, как всё могло получиться. Небеса были благосклонны, и мы взошли. А сейчас можно начинать строить планы на следующий сезон. И пусть он будет ничем не хуже двух предыдущих.
Приехав в Баку и разойдясь по домам, мы побросали вещи и рванули к морю, где нас ждали одноклубники. Семья! И это был хороший день…


Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.