Жизнь под стеной Безенги
Надежда Мануилова

Фотографии

В этом году мы едем в Безенги. Настроение не очень боевое, ехать не хочется. Вокруг поездки изначально сложилось много неопределенности. Сроки, стоимости, да и сам пункт назначения. Изначально планировалось ехать в Уллу-Тау, альплагерь, в котором мы были в прошлом году. Однако ситуация, сложившаяся в img_1623 Приэльбрусье, серия терактов, произошедшая накануне весной и последовавший за ней режим КТО, сбили все планы. Альп лагерь Уллу-Тау закрыл свои двери для спортсменов и туристов. В силу вступил один из резервных вариантов — АУСБ Безенги. Еще одно обстоятельство не радовало, группа таяла на глазах. По тем или иным причинам, половина участников отказались от поездки, и к назначенному сроку нас осталось трое. Поэтому было решено ехать в смену по путевке, так как оплачивать услуги инструктора самостоятельно стало накладно.
Заключительное собрание на скалодроме накануне поездки. Вопрос «ехать или не ехать» стоит ребром. Практически Шекспир. Два месяца трудов вложены в организацию поездки, переписка с представителями лагеря, оформление пропусков, планирование отпусков, да и сезон терять не хочется. Если не поедем в Безенги альтернатива в виде Грузии не слишком устраивала. Не поедем никуда, значит в этом году «больших» гор не будет. Взвесив все «за» и «против» решили, что надо ехать. Обсудили распределение снаряжения и так сказать «подошли к Рубикону». Перейдем мы его 19 июля, когда сядем на автобус Баку-Пятигорск, отъезжающий в автовокзала. Это сейчас, когда мы едем домой, и я от скуки делаю заметки, ловлю себя на мысли, как же все-таки хорошо, что тогда мы не поддались настроению, не опустили руки и не откликнулись на уговоры ехать в Цей или в Грузию. Это оказались просто восхитительные 3 недели, каждый день. Но обо всем по порядку. img_1648
Итак, 19.07.2011. Автовокзал, автобус Баку — Пятигорск отходит по расписанию в 10:30. Воображение рисует сумрачные картины: суровые кабардинские боевики с бородами по грудь и автоматами наперевес расстреляют нас где-нибудь на перевале, так что и следов не найдут. Однако мысли не озвучиваю. Позже выяснится, что не мне одной мерещились столь «радужные» картины… Автобус отъезжает от станции Сережа с Аликом, наши верные провожающие, машут нам вслед и исчезают из вида. Поехали.
Дорога проходила как обычно до границы, ничего особенного, на границе как обычно ждать. Единственно разнообразие, если обычно мы стоим только на российской границе, часов 5 — 6, то в этот раз видно решили добавить разнообразия, разбив это время на 3 части: сначала часа 2 перед нашей границей. Потом часа 4 мы простояли на «свободной» территории между границами, пребывая гражданами мира между странами. Свободная территория, надо сказать, особо не впечатлила. Пыльная дорога, метров 200, из развлечений только река Самур. На б img_1661 ерег реки приехало подобие эвакуатора с эскалатором. Началась выгрузка эскалатора. Агрегат, у которого высота больше чем длина, аккуратно начал скатываться по пандусу крутизной в 45 градусов. Я все ждала, что он сейчас перевернется. Но мастерство не пропьешь. Машина лихо съехала на берег и покатила по своим делам. Все, представление окончено. Опять ждем.… Но вот началось шевеление, все позапихивались в автобусы, едем через Российскую границу. Тут стояли беспрецедентно мало, видимо бравые пограничники, зная о наших страданиях, решили сжалиться, и продержали нас всего часа 3. Формальности соблюдены, стране ничего не грозит, и вот мы на Российской стороне уже, едем по бескрайним просторам. По дороге попадаются необъятные поля цветущих подсолнухов, огромные моря желтых цветов. Красотища… Это когда мы поедем назад, они уже подвянут, и опустят головы к земле, но пока они дружно тянутся к солнцу, создавая красоту, от которой захватывает дух… Дорога спокойная, на кордонах не останавливают, гаишники не тормозят и это радует. Сиденья неудобные, но это издержки автобуса. Все как обычно. img_1696
Утро следующего дня, приезжаем в Пятигорск. Нас уже ждет машина, которая отвезет нас в Нальчик в штаб квартиру лагеря. Так приятно ехать в большом просторном салоне внедорожника, после долгой тряски в автобусе. На базе большое количество людей, которые выглядят так же как мы, с большими рюкзаками. Это наши будущие друзья и соратники, но пока мы с ними не знакомы и проявляем всего лишь праздное любопытство. Оказывается, ждут тут только нас. Автобус загрузился и поехал на АУСБ… без нас. Мест в автобусе нет. Нас везут на небольшой грузовой машине, в которой обычно привозят продукты на базу. Мимо пролетают живописные пейзажи, деревья, речки холмы, которые по ходу поездки становятся выше и обрастают скальной породой. По дороге мы стали «жертвами» кавказского гостеприимства. Остановившись у водопада набрать воды, мы наткнулись на группу местных жителей, которые устроили тут нехитрый пир. На некоем подобии стола с каменной столешницей, были разложены мясо, хлеб, свежие овощи и, конечно же, алкогольные напитки различной степени тяжести. Хозяин застолья объяснил нам, что это традиция такая останавливаться у таких родников, попировать и угощать всех проезжих, так что отказываться нельзя. Пришлось разделить их трапезу. Поговорить и познакомиться. После знакомства хозяин пригласил нас быть гостями в его деревне в любое время. Мы его поблагодарили и, воспользовавшись паузой, поспешили ехать дальше, пока этот водоворот не начал новый виток. img_1732
Наконец, на горизонте, замерцала снегами Безенгийская стена, а впереди по дороге показалась табличка «АУСБ Безенги». Ну, вот мы и на месте.
Приезжаем в лагерь. Домики, корпуса, разбросаны по каменистой долине ущелья между двумя гребнями. Выгружаемся. Идем к директору. Директор очень вежливый и приветливый мужчина с хитрым прищуром (признак директора с многолетним стажем), встретил нас очень хорошо, порадовался, что на базу, в первый раз за много лет, приехали альпинисты из Азербайджана, что в нашей стране возрождается альпинизм, расспросил, как и что у нас сейчас в стране и поселил нас в комнату, хотя мы планировали жить в палатках. Этому обстоятельству мы тоже потом постоянно радовались. Жить в комнате с кроватью и электричеством оказалось намного удобнее, чем в палатке. Нашим соседом по комнате оказался очень приятный парень Женя. Родом из Мурманска, добродушный и весьма общительный. Он прожил тут уже одну смену и поэтому был хорошо осведомлен. В течении получаса, пока мы разбирали вещи, он посвятил нас в курс всего чего только можно и img_1748 скоро у меня уже было впечатление, что мы знакомы целую вечность. Оказалось, он «закрыл» значок, и остался на вторую смену, закрывать 3 разряд, его смена уехала днем раньше, и он пребывал тут день в социальном вакууме, и было это очень тяжело. В общем, с соседом нам повезло.
Оклемались от дороги. Осматриваемся в лагере. Очень хорошо развитая инфраструктура. Детали ее будут нас не рас радовать после тяжелых учебных будней и восхождений. В лагере есть душ, с постоянной горячей водой, который доступен 24 часа в сутки. Рядом с душем прачечная, где можно постирать, а можно, за 100 рублей(примерно 3 маната) отдать вещи в машинную стирку, через пару часов забрать их чистенькими свежими и хорошо отжатыми. На территории лагеря, действует сотовая связь, номер Мегафон можно купить тут же в магазине и пополнять баланс. Продавщица в магазине, помогла мне разобраться в тонкостях тарифов и выбрать оптимальный для международных звонков. Также на территории лагеря действует WIFI, предоставляя проживающим постоянную связь с миром. Это очень важно, при столь суровом увлечении, когда есть возможность сообщать родным и близким о том, что все еще жив и здоров.
Подошло время ужина. Ужин здесь в 20.00. В столовой очень хорошо кормят, сытно и вкусно. В ежедневном рационе обязательно мясо (причем на завтрак, обед и ужин), свежие фрукты и овощи, сладкое. Столовая, представляет из себя образец из советского прошлого, на стенах пейзажи, написанные с окружающих нас видов и подаренные лагерю заезжими художниками. В прочем образец советского прошлого представляет собой весь лагерь, на причастность к 21 веку указывают развивающиеся плакаты с буржуйскими названиями “Petzl”, “Marmot”, “Red Fox”, “Vento” (последние две хоть и отечественные, но латинская транскрипция), а также люди, которые одеты в яркую легкую синтетику. mg_7280
После ужина предварительный слет вновь прибывших участников смены. Знакомство с персоналом лагеря. Директор произнес приветственную речь, затронул самый важный вопрос этого года. Поблагодарил нас смелых, что не побоялись ехать в напряженный регион, заверил, что тут все спокойно, никогда не стреляли и стрелять не будут. Еще намекнул, что тут у нас «Советский Союз» и настойчиво попросил не вести себя как буржуи и считаться с инструкторами… ну, видимо были прецеденты.
Потом нам представили Начальника учебной части, начальника спасательной части, инструкторский состав, лагерного врача. В этот день нам предстояло услышать 2 лекции одну страшнее другой. Первая была посвящена безопасности и анализу несчастных случаев в горах. Ее провел неподражаемый Виктор Михайлович Панченко, искрометный, говорливый, гипердеятельный инструктор с которым нам предстояло тесно общаться всю смену. Вторую лекцию, по медицине, провел врач Владимир Иванович Матвеев, очень колоритный человек с ярко выраженными артистическими способностями. Женя (наш сосед) сказал, что его лекции проходят всегда с аншлагом. Он умудрялся рассказывать весело об очень грустных вещах. Лекцию периодически прерывали раскаты смеха. Затянулась она почти до самого ужина. Это был день теории. mg_7303
На следующий день началась практика. Всех участников смены сначала разделили по разрядам. Каждой разрядной группе предоставили соответствующее количество инструкторов, предложили самостоятельно разбиться на отделения и выбрать инструктора. В нашей группе оказалось 10 человек девочек больше чем мальчиков. Нам выделили двух инструкторов. Инструктор в нашей группе был Ярулин Александр Рахимович, очень спокойный уравновешенный и терпеливый инструктор, на мой взгляд самый лучший. В соседнем отделении инструктором стал упомянутый выше Панченко, составляющий полную противоположность нашему. Он говорил все время, все комментировал, всему учил, даже как разливать коньяк и как беседовать с противоположным полом. У него на все своя точка зрения, он руководил и своим отделением и нашим, и отделениями которые попадались ему под руку, и группами которые стояли рядом. Человек широкой души, ему бы полком руководить, одного отделения маловато . После окончательных распределений начались тренировки. В ходе тренировок нам предстояло выяснить, что мы умеем, что не очень, какие у кого пробелы в навыках, слабые и сильные стороны каждого члена группы, нам предстояло из группы людей стать слаженной командой, способной совместно действовать в горах. Ведь предстояло ходить тройки, а это уже серьезные маршруты. Еще несколько дней проходили различные тренировки на скалах, хождение в связках, взаимодействие связок, организация страховки, работа на mg_7317 скалах со снаряжением, акклиматизационные вылазки на высоту и т.д. По вечерам мы собирались в нашей комнате, которая как то сама собой стала штаб квартирой. Обсуждали прошедший день с его заботами, рассказывали о себе, в общем узнавали друг друга. Кроме нас троих представителей Азербайджана у нас в группе была Аня из Твери, лингвист по образованию, очень открытая и душевная, замечательный член группы, был еще один член группы, но под конец занятий, он нас покинул, сославшись на здоровье. В результате в нашей группе осталось 3 девочки и Наджаф. В таком составе нам предстояло идти в горы.
День выхода в высокогорную зону. Уходим на 3 дня. Будем заниматься на льду, а потом пойдем Брно 1Б. Уходим в 7 завтракаем рано. С полностью экипированными рюкзаками начинаем подход. Все что было до этого были цветочки. Как же сложно дается первый выход. Идешь все вверх и вверх, с каждым шагом притяжение Земли увеличивается, день разгорается, становится жарко. Наконец часов в 12 добрались до второй поляны, место первой ночевки. Разбили бивуак, поели, чуток передохнули, и отправились на ледовые занятия. Работа на льду утомляет. Особенно с непривычки. Вечером вернулись на бивуак, поужинали. Завтра предстоит такой же тяжелый день даже хуже. Итак завтра. Завтрак, собрали бивуак, пошли, предстоит преодолеть всего ничего: один крутой взлет по осыпному склону и где то там на верху наши курсантские ночевки. Кажется, что он никогда не кончится, но неожиданно после очередного перегиба, открывается вид на лагерь. Конечная цель. Ночевки представляют из себя большую морену, с которой открывается потрясающий вид на огромную стену, увешанную ледниками. Периодически по ней, со страшным грохотом и ревом сходят лавины, зрелище пугающее и восхищающее одновременно. Мощь их чувствуется даже здесь за много километров и совсем не хочется оказаться там, рядом с ней. Еще один день на льду. Спать ложимся рано. Завтра предстоит восхождение на Брно, вставать придется в 4 утра. Поэтому ложимся в 8. Уснуть трудно, вокруг голоса, еще светло и приходится заставлять себя заснуть…
Ночь, звонит будильник, 3.00 утра, жесть, начинается самый долгий и насыщенный день за всю смену. Даже теперь от воспоминания об этом моменте становится как то не по себе. Встаем в темноте готовим завтрак. Организм не хочет есть, но приходится его кормить. Надеваем снаряжение, берем рюкзаки и идем под ледник через морену. В голове навязчиво крутится мысль: развернуться и назад, в палатку спать. Но ноги упорно идут спотыкаясь на камнях. Ледник. Идем с параллельной страховкой. Хорошо хоть ледобуры вкрутила группа что ушла на пол часа раньше. Кто встал еще на полчаса раньше… Ледник, ледник, ледник. Стал положе, еще положе. Наконец-то выхожу на плато. Все можно остановиться и передохнуть дожидаясь других членов группы. Уже светает. На душе становится легче. Все-таки сильнее всего в этой ситуации гнетет темнота. Но выходить позже нельзя. Лучше пройти ледник в темноте. Так безопаснее. Группа собирается, идем дальше. Небольшой кусочек приятного плоского ледникового поля, а дальше взлет по осыпному, ужасному, кошмарному, бесконечному склону, убивающему и уничтожающему. И все время вверх и вверх. И остановиться нельзя. Потому, что инструктор подгоняет. Соседнее отделение ушло уже далеко и нам никак нельзя ударить лицом в грязь. Надо прийти на вершину не на много позже . Это личное противоборство двух инструкторов, которые таким образом выясняют кто круче. А мы как бы, получаемся пушечное мясо в img_1608 чужой войне. Но вот мы выходим под вершину. Там скальный масивчик. По нему лазанием добираемся до вершины. Самый приятный момент всего восхождения. 7.50 – вершина. Из записки выясняем, что группа Панченко пришла на 50 минут раньше. Ну неплохо для нас учитывая, что у нас преимущественно девочки. Посидели на вершине, пора спускаться. Вниз по сыпухе не менее гнусно чем наверх. Бежим за инструктором, рискуя свернуть себе шеи, но упорно стараемся не отставать. На леднике заминка вышла, запуталась веревка. Видим в лагере с интересом наблюдают за нашими страданиями. В лагерь вернулись поздно около двух. Иду в неадеквате. Кто то из соседнего отделения подскакивает ко мне пожимает руку, поздравляет с горой, дает кружку с чаем. Где – то там в недрах мозга сознанию очень приятно. Не успели оклематься, инструктор ломится вниз. У них там какая то тусовка. Собираем бивуак, и начинаем марафон в низ, в лагерь. Усталые и вымотанные, едва передвигаем ноги, но нашему инструктору все нипочем. Он нас подбадривает, что там душ, там кровати, там хорошо… До лагеря дошли на чистой силе воли. И кажется можно лечь и умереть. Но вдруг откуда то появляются силы пойти в душ. Жизнь возвращается с потоками теплой воды. Появляются силы. Можно передохнуть до ужина. А после ужина, собираемся двумя отделениями в баре с названием «Теплый угол». У Ани нашей девочки день рождения. С нами наши инструктора, неутомимые, кажется сегодняшний день совершенно никак не повлиял на них. Виктор Михайлович как всегда многословен. Сидим, веселимся, беседуем. Время около 12 . Подумать только этот день начался 20 часов тому назад. Как уже отмечала, это был самый долгий и насыщенный день в смену.
Следующий день отдыха и новый выход на долгожданную 3А. Бивак в «Теплом углу». Но на этот раз не в баре) Выходим после завтрака на этот раз. Сначала тропинка идет по гребню и идти по ней легко и приятно. Путь пересекают речки и водопады. Но вот на пути возникает крутой осыпной склон в несколько раз дольше курсантского. И вот тут то понятно, что на самом то деле, предыдущий подход был цветочками. С большим трудом добираемся до бивака. Поляна тоже представляет из себя морену. На ней стоит большое количество групп. Располагаем лагерь . Рано ложимся спать выход, как обычно в 4.00. На поляне очень много групп. Тут кипит жизнь. Встречаем группу Жени. Они делали сегодня 2А Укю. Рано ужинаем, рано ложимся спать, но уснуть совершенно невозможно, вокруг очень много голосов, шума. img_1610
Траверс Укю по мнению всех это самое худшее, что можно себе представить. Движение постоянно по разбитому гребню по живым камням, гребень то взлетает то, опять понижается, образует снежные перемычки. Поднимаясь на каждый очередной взлет видишь понижение и кажется что уже его то не преодолеешь точно, но как то преодолеваешь, а за ним еще один. Маршрут выматывает неимоверно. 14 часов каторги. Но по завершении маршрута возникает, стойкое понимание, что мы его «сделали».
На базу, возвращаемся с пустыми рюкзаками. Бивак и все снаряжение осталось наверху на ночевках. Нам еще предстоит вернуться на этот бивуак, что бы совершить последние запланированные восхождения. Ходить с пустым рюкзаком, вот это счастье. Вот так бы всегда. На склоне попадаются люди, кто идет вниз кто то идет вверх. Мимо поднимается группа, идут в «теплый угол». Отмечаю про себя, что у всех альпинистов, идущих наверх, одинаково несчастные лица. Понимаю их и искренне сочувствую. Вот так же и мы поднимались несколько дней назад и ловили сочувственные взгляды проходящих вниз.
Последний в этой смене выход в высокогорную зону. Несколько дней стояла жара. Ледник сильно подтаял и разбушевавшаяся река снесла мост, с которого начинается подход на ночевки. Пришлось делать небольшой крюк и идти через морену. Хорошо хоть рюкзаки легкие. Наверх несем только еду. По дороге встречается, живописное ледовое озеро. В результате работы солнца и воды во льду образовались причудливые барельефы и арки. Жаль нет времени это все сфотографировать. Про себя отмечаю, что надо бы на обратном пути сюда спуститься, но здравый смысл подсказывает, что вряд ли этому суждено сбыться. Уж очень низко это озеро от тропы. Наконец выбрались под наш «любимый» взлет. Инструктор предоставил нас, нашему собственному темпу и «улетел» вверх по осыпи. Второй раз идти уже знакомый подход как то полегче. Когда идешь не в неизвестность, а по знакомой дороге к знакомой цели, когда есть возможность оценить, сколько осталось пути, это сильно облегчает участь. За последние 2 дня что нас не было, количество палаток сильно увеличилось. Теперь это целый палаточный городок. Палаток 40 не меньше. Много знакомых. Вокруг царит веселое оживление, кто то возится с провизией, кто то ищет место для палаток, а те, кому нечем заняться просто валяются на солнышке. Благо погода пока позволяет, можно и позагорать. В горах очень красивый загар получается. Жаль, что нельзя ходить на восхождения в купальнике. Садимся у палаток кипятить чайник. Кстати наш чайник, как оказалось, стал предметом особого внимания. Новый блестящий, в выдавленными рисунками, какие у нас на базарах за копейки продают, он стал предметом всеобщего восхищения. Кроме того, наша группа единственная ходила с чайником. img_1734 У нашей группы даже было неофициальное название : девочки с чайником. Оно вызвало у нас немало веселья, особенно если учесть что, в нашей группе был Наджаф. Солнце закатывается за горизонт разливая по небу розовый закат, а значит пора спать. Завтра в 4 утра на восхождение. Уснуть в таком большом лагере совершенно не возможно. Ночью сорвался страшный ветер. Он дул так яростно, как будто пытался разнести палатку в клочья. Периодически начинал лить дождь. Заснуть я не могла, и все думала о завтрашнем восхождение и хорошо бы погода наладилась, и что надо спать, но чем старательнее пытаешься заснуть, тем меньше плодов это приносит. На следующее утро не было никаких сил идти на восхождение. Все же нацепила ботинки, систему, рюкзак. Идем, по леднику присыпанному мореной. Вид рельефа хуже не придумаешь. Идти в кошках – кошки цепляются за камни, идти без кошек – ботинки скользят на льду. В темноте ничего не видно. Не пойду. Вернулась в лагерь, но заснуть не смогла. За стенками палатки светает, но не светлеет, порывистый ветер борется с палаткой. Периодически налетает туман. Время бесконечно тянется, все знакомые группы разошлись по горам. Часы мучительного ожидания, пока группа вернется с заветного Архимеда. Ждать внизу, гораздо более утомительное занятие, чем любое восхождение. Постепенно группы начинают возвращаться, снизу поднимаются ребята из дружественного отделения Панченко. Ожидание больше не столь мучительно. Ветер все таки справился с моей палаткой, сломав одну стойку. Ребята помогли починить стойку, причем при помощи одного только рулонного лейкопластыря. Хороший оказался пластырь. Сцепил намертво, 2 дня стояла как штык. Наконец то часов в 7 они вернулись, без рук — без ног, уставшие в усмерть, но жить стало, намного, веселее. Следующий день отдыха. Наш инструктор настаивает на снежных занятиях, но группа отпирается всеми силами. Ветер прекратился, но теперь через поляну ходят туманы. Светит солнце, небо голубое и ясное. И вдруг снизу со стороны подхода налетает плотная мгла, заволакивает все вокруг, и приносит с собой весьма необычный дождь. Дождь, который идет горизонтально… это взвешенные осадки в облаке тумана, которые плывут вместе с ним через поляну, но на деле смотрится, в точности как горизонтальный дождь. Туман проплывает и снова становится солнечно тепло и небо ясное. Но по склону, опять подкрадывается очередной туман. Снизу там откуда мы пришли, это выглядит так, что облака плывут по небу, касаясь склонов гор. А тут мы видим туман и горизонтальный дождь. mg_7290
Вдруг, когда туман очередной раз рассеялся, мы видим человека который мечется по осыпному склону, ища тропу вниз, бежит сбрасывая камни, спотыкается. Кто то говорит: «вот дурак, куда полез на морену»… но в мозгу вертится навязчивая мысль, что-то случилось… Парень сбегает, вниз, в лагерь, задыхаясь сообщает что на маршруте ЧП. Его группа проходила в это время рядом, и увидели как связка сорвались со скал… потом крик о помощи. В лагере моментальное шевеление. В лагере, по счастью, находился представитель МЧС, он пришел с группой на восхождение, 2 спасателя и врач, срочно формируется спасательный отряд, по лагерю собираем все, что может понадобиться для работ: петли, веревки, карабины, коврики, медикаменты, бинты… Экстренная связь с КСП. Но пока помощи снизу не требуется. Тут достаточно народа, что бы организовать спас — работы. Собирается отряд человек 15. Никакой информации. Но вдруг по общей связи передает стажер спасатель Косолапова, которая со своей группой тоже оказалась рядом. Ей удалось подойти к сорвавшимся. Это оказалась двойка девушек, совершавшая спортивное восхождение по маршруту 2А на Укю Малая, в темноте и в тумане, они заблудились и вышли на скальные сбросы. Попытавшись лезть в лоб, поскользнулись на мокрых скалах и сорвались. Одна практически не пострадала, отделалась ушибами и испугом. Вторая пострадала сильнее. Открытый перелом голени на одной ноге, сломано колено на другой, перелом руки, вывих другой, потенциальная травма позвоночника, уже не говоря про сотрясение. Пока она говорит повисает тишина, все внимательно слушают отчет Косолаповой, который сопровождается шипением и помехами рации. После этого из рации начинают доноситься голоса других групп, находящихся поблизости, с вопросами о необходимости в помощи. Отряд из примерно 15 человек, начинает свой путь по склону туда где, бедная девушка лежит сейчас на мокрых и холодных скалах и страдает от чудовищной боли. Ей конечно вкололи кетонал, но что такое кетонал при таких травмах. Как дико бы не прозвучали мои слова, но девочкам в данной ситуации повезло. Повезло, что их срыв увидела другая группа, что на бивуаке оказались спасатели и врач, что на маршруте оказался спасатель-стажер, что в лагере было много людей, способных принять участие в спасательных работах. Группа продвигается по склону вверх и уходит за перегиб, теперь только связь по рации. Снизу постепенно подходят люди, слышавшие сообщение и предлагают помощь. Они берут петли и карабины и уходят вверх по склону, вслед ушедшей группе. С восхождения приходят ребята вместе с Панченко. Едва передохнув, они снова берут снаряжение и тоже уходят за группой. Смотрю, как они быстро уходят вверх по осыпи (это после восхождения) и испытываю искреннее восхищение и страшную гордость. Какие они все таки молодцы. Работы шли около 9 часов. Периодически они выходили на связь с КСП, сообщая, где они сейчас, мы слушали эти переговоры в эфире и другие группы слушали. Все слушали. Вообще связь в горах это особая статья. Единственная возможность узнать где сейчас твои друзья, что они делают, что они целы и невредимы.
Наконец на склоне появляется плотная толпа людей несущие люльку с пострадавшей. Продвигаясь очень медленно и аккуратно, что бы не потревожить ее, они метр за метром спускаются вниз и проходит не один час, пока они не завершают спуск по склону. Снизу уже подошел врач из лагеря с аптечкой (штурмовой рюкзак забитый лекарствами). Пострадавшей тут же начинают оказывать первую помощь. Завтра ее понесут вниз на базу. Из-за сложных погодных условий, вертолет не сможет прилететь на поляну. Спасательные работы завершены. Остается только ждать. По лагерю ходят разговоры о том, что травма у девочки очень серьезная, и она может не выжить. Никаких слов, никаких мыслей. Это же горы. С каждым может случиться. Но не со мной. Эта история меня ничему не научит. Если бы я верила, что могу умереть в горах, я бы в них не ходила… Ей вроде бы получше. Ей играют на гитаре. Оттуда слышен смех. Значит все хорошо.
На следующий день, было запланировано восхождение, но про себя мы решили если с утра будет туман ветер и дождь от восхождения отказываемся. К утру погода не изменилась, большая часть группы была не в форме. Горы стоят и стоять будут. Стало быть сегодня тройки не будет. Будем спать пока не рассветет, потом поедим, соберем лагерь и уйдем вниз. В лагере уже шевеление. Девочку скоро понесут вниз.
Вниз идем быстро резво, хоть и с полными рюкзаками. В этом году мы эту тропу уже не увидим. Спускаемся очень быстро. Издалека видим наш домик, домик с душевой от этого на душе уже становится легче. Все. Худо-бедно но свою программу мы уже завершили. До отъезда остается пара дней и эти дни можно посвятить чему угодно. Можно побродить по территориям окружающим базу. Можно изучить базу и по достоинству оценить ее инфраструктуру. Например пойти в сауну, или посидеть в баре, где подают вкусные хычины и парное молоко, заварной кофе и яблочный пирог. Можно полазить в скальной лаборатории, маршруты там самые разнообразные. Теперь по прошествии 3 недель, особенно после спас работ, процентов 60 проживающих мне знакомы. Иду поминутно останавливаясь беседуя с разными людьми. О девочке, о восхождениях, о том кто где побывал и что сходили. Это очень здорово. Так много новых интересных людей с разных частей России и ближнего зарубежья. Кто то приедет сюда вновь и мы встретимся, с кем то встретимся в других лагерях, обязательно встретимся. Будут и другие не менее замечательные люди. В альпинизме мало плохих людей они тут не приживаются.
Последний день в альплагере. С утра пошли лазать на скалах с нижней страховкой. Пошли вместе с группой значков. Выбрали маршрут 7А. Маршрут оказался очень техничным и интересным. Порода очень приятная, скалы хорошо держут на трение но совершенно не острые. А нижняя страховка добавила доброй порции адреналина в кровь. В общем на базу мы с Верой вернулись очень веселые и бодрые. Сегодня с высокогорья возвращается смена новичков под руководством Матвеева, а значит им устроят торжественный прием и боевое крещение. Ребята из отделений значков поручили подготовить «прием». За это дело они взялись с превеликим энтузиазмом, особенно наш Женя, ведь свое боевое крещение он прошел совсем недавно, и поэтому подготовка экзекуции для своих младших товарищей явно доставляла ему немалое удовольствие. Он накручивал и перекручивал перила как мог, вязал узлы. В одном месте веревку пропустили под столом. А ножки ми столешницу добро снабдили крапивой. Фишка была в том что бы пройти по веревке, как по перилам, перещелкивая усы самостраховки там, где имеются препятствия. «Перила» заканчивались у плаца где собрался состав альплагеря поприветствовать героев дня. Усталые и вымотанные герои неоднозначно оценили затею, но худо бедно добрались до плаца. А там, на импровизированном троне, в бумажной короне их ожидал инструктор Матвеев, одетый в Нептуна (правда так и не поняла почему Нептун и какое отношение он имеет к горам, но видно организаторы не заморачивались на такие мелочи). Нептун поинтересовался все ли слушали инструктора. Ребята дружно ответили, что все. После этого последовало представление с «каранием девочки которая не слушалась». Роль этой девочки исполняла наша образцово-показательная Аня, которая как раз слушалась больше всего. Ее затащили в палатку, после этого из палатки стали вылетать одежда белье и наконец, кости. В общем, разорвали нерадивую. После этого явно вжившиеся в роль ребята, выскочив из палатки, понеслись в ряды новичков пинками ставить их на колени. Когда наконец те сдались, Нептун зачитал кодекс альпиниста, а ребята поклялись свято его соблюдать, за что были облиты из шланга холодной водой. Это была заключительная пытка. С трудом удержав едва не разбежавшихся, теперь уже значков, их стали угощать лимонадом. Смотря со стороны на все это увлекательное действие, я радовалось, что в свое время, я избежала подобных «почестей».
Вечером немного грустно от того, что завтра мы все разъедемся. Все эти люди которые окружали меня ближайшие 3 недели, к которым я так привыкла исчезнут, и увижу их я не скоро. С утра шуршанием рюкзаков, мы разбудили Женю. Он должен уехать через 2 часа вместе с Аней. Но нас обещал проводить. Настроение у него хорошее, он тут уже месяц отдыхает. И сегодня наконец покинет этот лагерь. 2 смены подряд наверно тяжко. Стоим на площадке перед автобусом, прощаемся, договариваемся, что встречаемся тут через год. Не знаю суждено ли нашим планам сбыться, но хочется искренне в это верить и вера эта согревает душу. Автобус заводит мотор, смотрю в окно, в последний раз на Женьку и Аню. Там много народа но эти двое особенные. Автобус отъехал, я больше не вижу провожающих, мимо пролетают хорошо знакомые здания и полянки. Пытаюсь увидеть площадку, но ее уже не видно за домами и деревьями. Мысленно я еще там. Автобус выехал на дорогу, мимо промелькнула синяя табличка «АУСБ Безенги». Мы едем домой. Мимо проносятся деревья речка, горы. В машине играет кабардинское радио. Фольклорные песни о горах, орлах, бурных речках и водопадах, о ночном небе усыпанном звездами… теперь он кажется намного ближе, чем раньше. Становится понятной их любовь к своей земле.
В Нальчике распрощались со своими попутчиками. Вышли на автовокзале. Выясняем, что автобус на Баку будет только завтра. Значит, по традиции, до дома будем добираться на перекладных. В очередной раз обещаем себе что, уж в следующий раз точно поедем поездом. А то что следующий раз будет, вот уж в этом сомнений точно нет.


Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.