Азиатские пыльные тропы
Яна Машкова

На этот раз пункт назначения — Узбекистан. Маленький аэропорт в Ташкенте, и вечером того же дня – неповторимый Самарканд, настоящая жемчужина Азии, вотчина и последнее пристанище Амир Тимура. Граница с Таджикистаном всего в получасе езды отсюда, поэтому таджиков в городе едва ли не больше чем узбеков, и на взгляд приезжего человека их невозможно друг от друга отличить. Женщины на улицах в национальных костюмах, стены и здания, выполненные в одном стиле и украшенные мозаикой, маленькие уютные дворики, чай в разноцветных пиалах. Неповторимый азиатский колорит чувствуется здесь буквально в каждой линии, и с первых мгновений оседает в душе. Наверное, поэтому город полон туристов со всех концов света. Сквозь древние улочки Самарканда тянулась наша дорога в Фанские горы. Мы вчетвером воспринимались местными как «братья-мусульмане», и этот факт хоть и располагал их к нам с первой минуты, но также вынуждал поддерживать долгие неторопливые беседы «о жизни».
И вот позади шумный самаркандский базар, тягостное прохождение границы, таджикский город Пенджикенд и восьмичасовая тряска в старой неудобной «таблетке» по дороге, которой, в сущности, нет — асфальт кончился через полчаса после границы. Долгожданный пункт назначения – высокогорный альпинистский лагерь «Вертикаль-Алаудин». Три деревянных жилых домика с черепичной крышей, столовая, несколько служебных помещений и целый город из разноцветных палаток на зеленой поляне у реки. Фанские горы изобилуют стенными скальными маршрутами, и количество вершин вокруг просто потрясает. Прямо над лагерем нависает гора Алаудин, самый популярный и самый доступно расположенный для приезжающих альпинистов четырехтысячник. Напротив, гордо выставив желтые стены, возвышается Политехник, по форме напоминающий равнобедренный треугольник. Причудливый силуэт красивейшего пика Адамташ – первый вестник непогоды. Именно оттуда чаще всего наплывают серые неприветливые тучи. А дальше по ущелью – загадочные, поражающие воображение Парандас, Чапдара, Замок, Бодхона, Фагитор — от одних названий может закружиться голова! Далеко не у каждой из этих вершин мягкий характер, они не признают случайных людей, слабых телом и технически незрелых. Например, на Замке и Бодхоне нет маршрутов ниже пятой категории сложности.
И можно бесконечно рассказывать о горных озерах. В Фанах их великое множество. Алаудинские, Мутные, Куликалонские, Пиала… В них отражаются облака, снежные вершины пятитысячников, затейливые ледники, скальные стены и стройные стволы арчовых деревьев. Великолепные Алаудинские озера расположены всего в 20-и минутах ходьбы от альплагеря. Их глубина – более 16-и метров, и каждый камушек на дне можно рассмотреть в подробностях – настолько они прозрачны. Наверное, поэтому вода в озерах неправдоподобного синего цвета, временами сменяющегося на изумрудный. Но если вздумаете вымыть здесь руки, то через пару секунд пальцы сведет судорогой от холода.
Чуть дальше, прогуливаясь сквозь перелесок арчовых деревьев, вы вдруг попадаете в тополиную рощу. Вы когда-нибудь видели тополя в горах? Так вот в Фанах они есть, и это еще одна изюминка здешних мест. Еще немного вперед – и тропа приведет вас к маленькому, не более 20-и метров в диаметре, круглому озеру Пиала. Его почти не видно с ближайших холмов, ведь оно образуется в маленьком овражке, которое только к середине лета становится озером – весной овраг совершенно пустой. Речной поток с ледников вырывается здесь из-под серой «сыпухи», вливается в Пиалу, и снова теряется глубоко в подземной темнице. Озеро изредка морщится от ветра, совсем как живое.
Два самых высоких пятитысячника в районе – Чимтарга и пик Энергия, находятся от альплагеря далеко — в четырех часах ходьбы вверх по осыпям и зеленым склонам. У подножья этих гор, на высоте более трех километров над уровнем моря, лежат Мутные озера, непрозрачные, сливающиеся цветом с серыми холмами. Пейзаж мог бы казаться унылым, учитывая отсутствие травы и деревьев, если б не снежные гребни и сверкающие ледники Чимтарги. И все же, после буйства красок вокруг Алаудинских озер, мне почудилось, что я оказались на иной, печальной планете.
И наконец, едва ли не самая главная достопримечательность Фанских гор — Куликалоны. Чтобы добраться до них, придется попотеть, многочасовая дорога лежит через перевал. Но это стоит того, поверьте! Более десятка дивных озер, совершенно разных по размеру и цвету, сообщаются сетью мелких ручейков и речушек. Они в меру прозрачны, и вполне пригодны для купания в погожий летний день. Поляны между озерами усыпаны травами, цветами и мелкими камушками. Переплетенные стволы Арчи – азиатский вариант можжевельника – изумляют разнообразием форм. Со всех сторон озера окружены горами и гребнями, но взгляд моментально приковывает к себе Куликолонская стена — отвесные километровые скалы, вертикальные ледники и снежные шапки вершин с чудными женскими именами Мария и Мирали. Когда-то по этой стене толпами лазали альпинисты, а начспас наблюдал за смельчаками в бинокль из долины – все маршруты отсюда как на ладони. Сейчас эту стену проходят крайне редко, и мне понятно, почему. Выглядит она, конечно, бесподобно, но постоянно плюется обвалами, селями и лавинами. Красные отблески закатного солнца превращают и без того живописнейшее место в сказочную долину, полную загадок и теней.
Вот такие они, Фанские горы, будоражащие умы многих поколений альпинистов. Нам посчастливилось приехать сюда для закрытия второго разряда. Альпинистская база «Вертикаль-Алаудин» стала нашим домом на весь август, а инструктор из Риги Александр Крейцберг – гидом, попутчиком и кладезем увлекательных историй. Жизнь разделилась на две части – трехдневные выходы в штурмовые лагеря под маршруты для восхождений и возвращение «домой» — на зеленую поляну к людям, горячей воде и вкусному ужину. Не верилось, что где-то есть другая жизнь, и другие люди…
Фанские горы, считающиеся теплыми, все лето упорно опровергали этот эпитет. Многие группы из-за непогоды не смогли выполнить даже минимальную программу. Нам повезло больше – ни разу не попали на «мокрый» маршрут. Однажды ливень застал на спуске, в следующий раз — на подходе к палаткам, но в целом в самые ответственные моменты Фаны уберегли от непогоды. Зато в последние десять дней установилось своеобразное «бабье лето» — выматывающая жара с утра до вечера, лишь иногда разбавленная легкими ветрами. И получилось шесть пройденных маршрутов, шесть покоренных вершин, и как результат – выполненный второй разряд.
Борцов за мир. «Двойка Б» от подножья до вершины – всего часа полтора, по гребню, местами довольно узкому. Нам понравилось, особенно учитывая его длительность. Немного непривычно, порода скал сильно отличается от тех, что дома. Идеальный маршрут для разминки.
Алаудин, «3А» и «3Б». Интересные, но сильно сыпучие скалы, приятное лазание. Наш инструктор нашел свою же месяц назад оставленную в трещине закладку, обрадовался, и раздолбил молотком полскалы, чтобы ее вытащить. Зато уронил свою аптечку, так что с горой расстались со счетом 1:1. На Алаудин столько маршрутов, что группы сменяют друг друга на вершине с периодичностью в полчаса. Забираешь записку тех, кого встретил под вершиной, начинаешь спускаться – здороваешься с теми, кто сейчас снимет твою записку. Закрыть второй разряд можно только на одной этой горе. Но так неинтересно. И штурмовой лагерь под перевалом расположен, конечно, удобно, но кроме как спать, есть и ходить на восхождения там совершенно нечего делать.
Поэтому мы отправились на Мутные, думали сделать «тройку» на Фагитор. Описание интересное, но подход под маршрут — о, ужас! -2,5 часа! Это не говоря о том, что сам лагерь на Мутных озерах тоже не ближний свет. А самое обидное, что восхождения не получилось. Крейцбергу активно нездоровилось, и пришлось возвращаться.
Видимо, лагерь под Алаудинским перевалом все ж таки — наш крест. Главное – мы освоили способ переноски груза на осликах. Жить стало легче, жить стало веселей. 3А на Северный оказалась куда сложнее тройки Б на Алаудин. На самом деле мне кажется, что она вполне заслужила повышение на полкатегории. Все это признают как факт, но всех все устраивает. В общем-то, какая разница? Сплошные стенные траверсы, но маршрут необычный. А ключевой участок под вершиной – вообще отвесный угол, одна сторона которого состоит из зеркальной гладкой плиты. Я осталась в восторге. И сама вершина заслуживает внимания. Наклонная скала высотой метров 12, на кончике которой даже стоять негде – с обратной стороны она вертикальная. Исключительно интересная гора.
Рузирават. Начинается с Куликалонских озер. Высота всего ничего, зато 4А, и самый длинный маршрут из хоженых нами в Фанах. Из лагеря в лагерь потратили более половины суток. Логичный, классический маршрут по плитам, хорошие зацепы, но станции на узеньких полочках для одной ноги. Мы нашли много шлямбуров, спасибо нашим предшественникам! Еще интересный факт – при выходе на гребень сложно определить вершину. Пипок, смахивающих на «ту самую» не менее десяти, и на глаз не определить самую высокую. «Той самой» оказалась последняя, перед началом спуска по «единичке». По крайней мере, записку мы обнаружили именно на ней, а на деле – кто его разберет.
Шагун-ага. Дежурная гора для тех, кому нужна еще одна тройка, скальный гребень. Идется прямо из лагеря Алаудин. Меня на восхождении не было, но ребята вернулись уже после обеда, насквозь мокрые – все утро гремела гроза.
Последние дни прошли в безмятежном отдыхе в ожидании отъезда и сборах в дорогу. Палаток с каждым днем становилось всем меньше – конец сезона, мы уезжали одними из последних. И глядя на грустную пустую поляну, хотелось остановить время, задержать волшебное мгновение, когда полная луна лениво выползает из-за стен Политехника, освещая желтым светом окрестные холмы, убегающий в долину речной поток, и суровый асимметричный Адамташ на заднем плане.
Фаны подарили мне столько эмоций, порой самых неожиданных, что я до сих пор переполнена ими, и безумно скучаю по этим трудным, веселым, незабываемым дням. Закрываю глаза, и память вновь уносит меня в объятья девственной Фанской природы. Я ощущаю под пальцами теплый скальный панцирь Алаудина, опускаю, зажмурившись, босые ступни в бирюзовую водную гладь … Я снова улыбаюсь новым друзьям, и, потея под рюкзаком, меряю шагами горные тропы. Я обязательно вернусь к вам, Фанские горы!


Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.