Альпинизм как способ перезимовать лето
Яна Машкова

Отрывок статьи для журнала «Йол»

Центральный Кавказ, Тянь-Шань

Когда улицы города плавятся под лучами беспощадного летнего солнца, не спасают даже ласковые волны Каспия и тенистые беседки прибрежных дач. И все же некоторым счастливчикам удается сполна насладиться упоительной прохладой. Я говорю не о тех, кто предпочитает международные курорты и комфортные гостиничные номера с видом на морскую бесконечность. Речь пойдет о людях, которые давным-давно, раз и навсегда, определились с вопросом, как проводить собственный отпуск, а именно – об альпинистах. И не просто об альпинистах, а об азербайджанских альпинистах из двух бакинских клубов – Горного Спортивного (ГСК) и Республиканского Альпинистко  — Туристического (РАТК). Благодаря успешной работе и неоценимой поддержке Федерации Альпинизма Азербайджана прошедшее лето получилось для них поистине плодовитым, о чем и хотелось бы рассказать. Но сначала небольшая справка.

Альпинизм – это вид спорта, цель которого – восхождения на вершины гор. Горы, как известно, бывают разной высоты, и подниматься на них можно разными путями. Восхождения в альпинизме делятся на несколько категорий сложности, от одного до шести, и каждая категория, не считая первой, имеет две подкатегории – «А» и «Б». То есть всего в альпинизме известно 11 категорий сложности маршрутов, от самого наипростейшего, на которое способен любой человек, до самого сложного, на грани человеческих возможностей. Поэтому альпинист оценивается не только наивысшей достигнутой высотой, но и тем, как именно он туда забрался – поднимался ли пешком или лез по отвесной многокилометровой стене. Известны вершины, которые считаются предельно суровыми из-за сложности маршрутов восхождений и климатических условий, и при этом являются далеко не самыми высокими вершинами планеты.

Итак, вернемся к нашим альпинистам. География их приключений на этот раз распространилась далеко за пределы нашей страны

Туда не занесет ни лифт, ни вертолет

Центральный Кавказ. У любого альпиниста при упоминании этого словосочетания начинают опасно блестеть глаза, и его родные, горестно вздохнув, прекрасно понимают  – предстоят долгие дни ожиданий и волнений за любимого человека, который снова уехал в горы. Эльбрус, Дыхтау, Ушба, сотни других интересных вершин, гигантские ледники и зеленые леса у их подножия, роскошная кавказская кухня и главное – сравнительная финансовая доступность всего этого удовольствия, ежегодно привлекают массу людей из России и Зарубежья – туристов, горнолыжников, и даже дельтапланеристов, не говоря уже о простых любителях природы. Но основная группа приезжих, стаптывающих подошвы ботинок по тропам Баксанской долины – это, естественно, альпинисты. Здесь соседствуют множество альплагерей, здесь отходит на второй план городская пыльная суета повседневных дней, здесь вы забудете о заботах и горестях, оставшихся на равнине. И здесь никто не спросит, кто вы про профессии, если вы приехали сюда, значит вы – той же крови.

В прошлом году после многолетнего перерыва группа Горного Спортивного Клуба выбралась в Кабардино-Балкарию, на Центральный Кавказ. Еще в Баку определились с альплагерем, запланировали восхождения, приехали. Оказалось – не готовы пропуска. К сожалению, этот район – приграничная с Грузией территория, и, хотя почти все вершины находятся в России, без специального пропуска путь в горы вам заказан. Альпинисты на неделю осели на турбазе «Адыл-су» в ожидании, покатались на канатных дорогах, даже неудачно попробовали взобраться на Эльбрус, и вернулись домой несолоно хлебавши. Сезон пропал, деньги потрачены, пограничники стояли насмерть. Этим летом решили повторить попытку. Послушав советы опытных людей о том, как надо действовать с пропусками, заказали их за три месяца и, получив разрешения, отправились в путь. Состав прошлогодней группы уцелел лишь наполовину — Вера Абдуллаева, Надежда Мануилова и Наджаф Гумбатов. Вадим Бухлов и Эмин Мамедов, он же – доктор, отправились на Кавказ впервые, а Елена Сафронова и Андрей Башков ни разу до сей поры не были в горах. Дорога по ущелью Адырсу достойна отдельного рассказа. Во-первых, едете вы себе в автобусе, любуетесь видами, и вдруг асфальт упирается в странную металлическую конструкцию – подъемник для машин. Водитель, недолго думая, заезжает на широкую платформу, которая начинает медленно подниматься по рельсам. Несколько минут – и вы снова на асфальте, как ни в чем не бывало, продолжаете путь. Во-вторых — дивный, густой хвойный лес по бокам от дороги. После азербайджанских горных пейзажей, где растительность заканчивается еще раньше, чем последняя деревня, вам трудно поверить, что сейчас вы находитесь на высоте почти двух с половиной тысяч над уровнем моря. Шустрые рыжие белки нахально перебегают дорогу перед колесами вашего автобуса, и с разбегу прыгают на толстые стволы пушистых сосен.  Справа журчит мутными водами небольшая речка. И вот, наконец, автобус подъезжает к железным воротам. За символическим сетчатым забором маячат долгожданные двухэтажные домики альплагеря «Уллу-тау», конечная остановка двухдневного утомительного пути.  Вываливаетесь из автобуса, пытаясь размять затекшие ноги, и замираете от восторга. Умытые до блеска частыми дождями сосны расступились, и перед вами в облаках – испещренные обильной проседью стены окрестных гор. Пейзаж, о котором мечталось всю долгую зиму.

И потекли дни, наполненные захватывающими приключениями. Встреча с инструктором, несколько дней учебных занятий на льду, скалах и осыпях. Первым испытанием стала гора Гумачи, маршрут первой категории сложности, через громадный ледник, где зияющие черной пустотой трещины надо преодолевать по тонким снежным мосткам, и далее до вершины – узкий гребень под названием Гумачинский нож, шириной в ботинок, с отвесными сбросами по обе стороны. Хватило и впечатлений, и адреналина. По возвращении группа в торжественной обстановке получила от администрации лагеря значки «Альпинист России», и не менее торжественно это событие отпраздновала.

Вершина Чотчат, вторая категория. Снова узкий скальный гребень, «живые» камни, вылетающие из под ног. Крепкие надежные руки напарника, держащего страховку. Но, несмотря на это, каждый человек в своем восхождении пребывает с горой один на один, это поединок сильнейших.

Еще две горы – Виатау и Тысячелетие Ярославля, тоже второй категории – возможность вдоволь насладиться и скалами, и снегом, и льдом. Много часов напряженной работы, экзамен на выносливость. Все дальше уплывает из под ног плоскогорье, все ближе точка, от которой во все стороны – вниз.

Если выдались свободные от восхождений дни, можно сходить подальше в лес в поисках ягод, или просто поваляться рядом с палаткой на зеленом ковре солнечной поляны, смотреть, как скапливаются, прижимаясь друг к другу, облака, укрывая снежную шапку вершины Уллутау. По вечерам, под мерный стук дождевых капель и ненавязчивый шелест ветерка, ведутся долгие разговоры с обитателями соседних палаток, коих на поляне великое множество, о восхождениях, о людях, о жизни. Звучат веселые альпинистские байки, у костра кто-то негромко перебирает гитарные струны.

Три недели пролетели как три дня. Нормативы на третий разряд выполнены, пора уезжать. Такие приключения позволяют вам острее почувствовать импульсы жизни, глубже познать себя и наоборот — открыть новые грани в хорошо знакомых, казалось бы, людях. Расставание с горами можно пережить лишь в одном случае – если сразу начать планировать следующую встречу. И жалеть приходится только об одном – что надо возвращаться. Вы можете возразить, что самое главное в альпинизме – это как раз возвращение домой. И будете правы, конечно. Но все же…

Вот так и ложится на сердце гора за горой

Центральный Тянь-Шань, расположенный на границе Казахстана, Киргизии и Китая – настоящая Мекка мирового альпинизма. Вряд ли найдется на Земле восходитель, не мечтающий хоть раз побывать здесь, собственными глазами увидеть знаменитые семитысячники, населяющие эту горную страну и окунуться в снежный мир высотного альпинизма. И если вы собрались в путешествие – держитесь, оно будет нелегким, очень недешевым, но оставит в вашей памяти незабываемые впечатления на всю жизнь.

Итак, сначала вы прилетаете в Алма-аты – ближайший крупный город. На следующий день долго, несколько часов, минуя Бишкек, озеро Иссык-Куль и границу Казахстана и Киргизии, добираетесь до перевалочной базы Каркара – крайней точки, куда можно доехать на автотранспорте. Здесь замечательный палаточный город, вертолетная площадка, а еще баня, столовая и радиорубка. Высота 2200, это еще не горы, а только предгорье, поэтому можно вдоволь насладиться альпийскими лугами, цветами и соснами.  Но вот далеко в небе появляется точка, приближается, растет, и вас начинает сносить бешеным ветром от лопастей шайтан-машины. Прилетел вертолет, чтобы забросить вас и еще нескольких таких же счастливчиков на высокогорную базу Южный Иныльчек, стоящую на одноименном леднике в самом сердце Небесных гор — так переводится «Тянь-Шань» с китайского.

Горы, полчаса назад казавшиеся высокими, теряются далеко внизу, укрытые облаками. На смену зеленым тонам приходят коричневые, желтые и черные, а потом все краски сменяются ослепительно белым. Вот она, горная страна Тянь-Шань, простирается до самого горизонта! И вдруг, среди сурового снежного великолепия вы замечаете нечто неожиданное – широкую серую ленту шоссе, большой хайвэй, гибкой змейкой снующий между хребтами. Что это? Оказывается – самый крупный тянь-шаньский ледник Иныльчек. Только издали он производит впечатление ровного, на самом деле его поверхность усеяна камнями, испещрена трещинами, расколами и волнами. Местами в углублениях образуются небольшие озера с матово-бирюзовой водой. Ширина ледника – более трех километров.  Немного выше Иныльчек распадается на Северный и Южный, которые с двух сторон обтекают хребет Тенгри-Таг. Высокогорные альпинистские лагеря, жизнеспособность которых обеспечивается только вертолетами, расположены на обоих ледниках.  Так как в этот раз вы путешествуете вместе с азербайджанскими альпинистами Руфатом Годжаевым из ГСК и Сирханом Мамедовым из РАТК, то, как и они, вы приземлитесь в лагере «Аксай-Травел» на Южном Иныльчике.  Это место напоминает разноцветную ярмарку из-за обилия палаток, непрекращающегося веселого гомона и пестрой толпы постоянно сменяющихся людей, которые приехали сюда работать. Да, именно работать, потому что высотный альпинизм – это тяжкий труд на пределе сил и возможностей. Человеческому организму на такой высоте существенно не хватает кислорода. Развивается «горная болезнь» со множеством неприятных симптомов вроде отсутствия аппетита, одышки, тошноты и головной боли. Зона выше 5000 считается «зоной повышенной опасности», здесь человек только теряет силы, но уже не может их набрать. Причина большинства смертельных случаев – холод и отек мозга.

Однако стоит все же рассказать о главном. Семитысячники Победа и Хан-Тенгри, стоящие напротив друг друга, труднодоступные и сияющие – вот главная цель приезжающих сюда альпинистов. Интересно, что первая из этих вершин принадлежит Киргизии, а вторая – Казахстану.  Победа, с приходом солнца сменяющая белоснежный наряд на розовый, редко демонстрирует себя фанатам во всей красе, чаще всего стеснительно прячется за облаками. Несмотря на праздничный вид, она полна загадок, и славится исключительно коварным характером. Это самый северный семитысячник мира.

Короткий, но впечатляющий хребет Тенгри-Тау служит грандиозным пьедесталом для изящной горы Хан-Тенгри, почти на километр возвышающейся над линией гребней.  Мраморная пирамида Хан-Тенгри считается сокровищем Тянь-Шаня. Ее название переводится как Повелитель Духов. А есть у нее и другое имена – Гора Бога, Царь Небесных Хребтов и Кровавая гора. Последнее название Хан-Тенгри получила за свою интересную особенность – на закате, когда окружающие гребни погружаются в сумерки,  ее белоснежные покрывала и скальные доспехи окрашиваются багровыми всполохами.

Хан, как дружески окрестили его восходители,  этим летом стал мечтой и целью Руфата и Сирхана. Для того чтобы приспособиться к высоте, им пришлось перед отъездом отправится в Кабардино-Балкарию, в Приэльбрусье. Несколько дней они ночевали на высоте более 4000 метров, набирали высоту, снова сбрасывали, и, наконец, поднялись на Эльбрус – высочайшую точку Европы.  Поэтому в лагере Аксай-Травел, который базируется также на высоте чуть более четырех тысяч, оба чувствовали себя вполне сносно.

Представляете себе людей, неделями живущих на ледниках, таскающих на себе тяжелые рюкзаки из лагеря в лагерь, с каждым разом все выше, которые месят коленями снег, рискуя в любую минуту попасть под лавину, и все это – ради эфемерной цели покорения вершины?  Достижение, которое в лучшем случае не принесет вам ни малейшей материальной выгоды, в худшем – может лишить здоровья или жизни. Вы будете приятно удивлены, познакомившись с ними в массе. Альпинисты – как правило, образованный народ, наделенные исключительными душевными качествами и искрометным чувством юмора.

Два дня Руфат и Сирхан провели на базе, отдыхали, привыкали, и готовились к большой работе. Наконец, собрав в рюкзак одежду, палатку и продукты, вышли в первый базовый лагерь. Его высота – 4200, он расположен на слиянии ледника Южный Иныльчек  с ледником Семеновского. Переход оказался несложным, семь километров с небольшим набором высоты, в обход глубоких трещин. Два раза пришлось разыскивать удобное место для преодоления реки. И вот уже совсем иной пейзаж за стенами палатки. Могучие желтые стены суровых вершин, перемежающиеся ледниками  и снежниками, нависают над лагерем, заставляя сердце зажмуриваться от восторга. Короткая ночевка, и подъем в 2 часа ночи. Чтобы добраться до второго лагеря, альпинистам требуется войти в кулуар, образуемый стеной Хан-Тенгри и почти вертикальным ледником соседней горы – пика Чапаева, и много часов взбираться вверх по снежному склону. Кулуар называется «Бутылка» и очень опасен, потому что в случае схода лавин со стен пика Чапаева, почти нет шансов остаться невредимым – здесь просто негде укрыться. Ранний подъем альпинистов обусловлен необходимостью проскочить опасное место до восхода солнца, когда предрассветный мороз крепко удерживает на склонах снежные доски. Натоптанную предшественниками тропу моментально заметает, стоит подняться ветру или начаться снегопаду. Но даже в этом случае легко определить ее бывшее месторасположение по жесткости снега. Свернешь с тропы – провалишься по пояс.

Переход из первого лагеря во второй самый трудный и самый протяженный – более девяти часов. Стоило Руфату, идущему последним в группе, выйти из «Бутылки», как сошла небольшая лавина. В таких случаях информация распространяется быстро, все лагеря связываются друг с другом по рации, выясняют местонахождение каждого альпиниста, и в случае чьего-либо отсутствия, объявляются поисковые работы. К счастью, в кулуаре в этот момент не было людей, и все обошлось.

Из второго лагеря хорошо просматривается западная седловина Хана, и третий, он же последний, штурмовой лагерь, находящийся прямо под ней. Юго-западная стена Хан-Тенгри отсюда – как на ладони, и кажется, что до вершины рукой подать. На самом деле это большое заблуждение. Второй лагерь стоит на высоте всего 5200 метров, третий – 5950. И группа поднялась сюда сегодня с единственной целью – переночевать, и сбросить высоту аж до стартовой точки – 4060! Это жестокая, но вынужденная мера адаптации. И все сначала – тот же, уже знакомый, путь на 4200, оттуда сразу на 5950, через ледопады, преодолевая склон за склоном, на седловину для последнего рывка – штурма вершины Хан-Тенгри.

Погода здесь переменчива. В ясный день можно запросто гулять в майках, солнышко печет не на шутку, топит понемногу снег вокруг камней и палаток. Но такая роскошь – редкость для здешних мест. Чаще всего пузатые облака плавают над головой, иногда сползая к ледникам, и в лучшем случае до неприличия ограничивая видимость, а в худшем — выстреливая снегом. Ветра здесь такие, что за полчаса могут в клочья разорвать любую, даже самую прочную палатку. А если не порвут, то заметут до состояния сугробов. По вечерам, стоит опуститься сумеркам, столбик термометра неуклонно ползет вниз, с плюса в минус, градусов этак на 20,и мороз ледяными лапами хватает вас за открытые участки тела, осторожно забираясь под одежду. За ночь остывает все, что до этого успело ожить.

Руфат с Сирханом были готовы к наступлению, но непогода внесла в их планы коррективы. Шквальный ветер и густой снегопад не прекращались почти сутки, заставляя ребят оставаться в палатках. Тем не менее, рассвет следующего дня они встретили на полпути вверх. Скальное ребро Хан-Тенгри, начинающееся от седловины, до самой вершины провешено веревками. Подходите, вщелкиваете карабин, двигаетесь вверх по скалам. Кончилась веревка, перещелкиваетесь в следующую. По правилам безопасности лишь один человек может находиться на веревке, поэтому если она занята – ждете своей очереди. А время уходит, час за часом. Боковой ураганный ветер швыряет в лицо снежную пыль, сердце бешено стучит в висках от напряжения. Ключевой участок маршрута – кулуар, почти вертикальная скальная стена. Ноги не слушаются, кажутся чужими, сумасшедшая одышка заставляет останавливаться каждые несколько метров. И вдруг кто-то будто вдохнул в вас жизнь – это пришло второе дыхание. Вы с ожесточением хватаетесь за веревку, и шаг за шагом продолжаете двигаться вверх. Если у вас есть цель, и вы умеете рассчитывать силы – вам подчинится даже самый трудный путь. Но горы обманчивы, и точка, которая кажется такой близкой, может практически не приближаться час, два, а то и целый день. Каждый альпинист знает старинную истину: «Дорогу осилит идущий». Главное – не жалеть себя, сжать зубы и двигаться к заветной цели.

Кулуар закончился снежным гребнем, еще немного — и вы на куполе. Вы сейчас так высоко, что даже облака, висящие над ледниками, кажутся невероятно далекими. Это еще не конец, до вершины несколько часов, но самый сложный участок вы уже преодолели. Дальше – пешком по глубокому снегу, ни в коем случае не терять времени, если сумерки застанут вас на спуске – это верная смерть.

Сирхан обогнал Руфата, и поднялся на вершину за 12 часов. Высота оказалась для него тяжелым испытанием, и Руфат, который встретил его на спуске примерно в часе от вершины, понял, что не может оставить Сирхана одного. Поэтому он принял решение отказаться от штурма и спускаться вдвоем. До лагеря ребята добрались только в 10 часов вечера.

Хан-Тенгри был покорен. Пусть не в полном составе, но группа дошла до вершины,  и несколько минут на высоте 7010 метров развевался азербайджанский флаг. Многодневный путь, требующий полной отдачи сил, проверяющий вас на прочность каждую минуту, бесшумно отошел в прошлое. Вам осталось сделать всего несколько шагов до палатки, которая последние часы казалась вам пределом мечтаний. Вы уже видите ее в темноте, яркой пирамидкой торчащую из снега. И тогда, полностью истощенный, обессиленный до полусмерти, вы останавливаетесь на минуту и поднимаете глаза. А там, за проносящимися ошметками темных облаков чернеет звездное небо — потрясающий, бездонный, сияющий космос. И именно в эту минуту вы чувствуете себя по-настоящему живым, потому что понимаете – вы выдержали, вы – сумели, вы — победитель!


2 Responses to “Альпинизм как способ перезимовать лето
Яна Машкова

  1. Яна умничка. Мне понравилось.

  2. мне не нравится совсем. но там не вариант было сделать по-другому, учитывая размер ((((

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.