Хроника экстремальной прогулки (Тфан, Шахдаг)
Яна Машкова , июль 2006 год

Фотографии

Интересные ощущения начинаешь испытывать, когда впервые едешь в горы как руководитель группы из шести человек, из которых четверо новички, а у двоих за плечами всего один зимний поход. И при этом все они мужчины. А ведь я тогда еще не знала, что нас ждет!
На этот раз наша команда разделилась на две группы. Цель первой группы — гора Тфан (на азербайджанском языке – «Туфан», что означает ураган). Понятно, что ее название не с неба свалилось, а имеет под собой реальную основу.

День 1

Даже когда кругом ясная, солнечная погода, над Тфаном чаще всего туман и осадки. Вместе с тем Тфанский цирк – идеальное место для проведения учебных занятий, поскольку он представляет собой огромный ледник, присыпанный кое-где снегом или камнями и изрезанный вдоль и поперек трещинами различной длины и формы. На этом леднике мы поставим лагерь, проведем несколько тренировок и  сделаем два восхождения на Тфан.
Затем пятеро уедут в город, их поход на этом завершится, а остальные встретят вторую группу и двинутся с ней дальше, под стены Шахдага. Кто-то из ребят будет просто гулять, дышать свежим воздухом, заниматься обедами, а мы с Андреем, Денисом, под руководством Дмитрия Петровича, планируем пройти 4А. Кроме того, хотелось еще попробовать сделать первопроход южной стены, к которой приглядываемся  несколько лет, сводить кое-кого из новичков на Шахдаг по маршруту 2Б и, если успеем, подняться на Гивдандаг  (гора в массиве Шахдага), предположительно по маршруту 5А, разведку которого совершили три года назад.
Вот такие планы мы вынашивали последние полгода, готовясь к лету. Руководителем первой группы я стала случайно, когда выяснилось, что работа не позволит Диме уйти в горы на такой длительный срок.
Вечером первого же дня у нас произошло ЧП. Вышел из строя единственный газовый примус, как раз когда мы разбили лагерь и намеревались попить чайку. Пробило прокладку, он начал со свистом выпускать газ и загорелся. Нам удалось потушить огонь, но стало понятно, что примус реанимировать не удастся, хотя ребята оставшееся светлое время еще пытались что-то сделать. Ситуация сложилась пикантная. Мне, как руководителю, предстояло решить, как поступить. Идти на ледник без примуса – авантюра. Возвращаться в первый же день, когда позади длительные сборы, а впереди столько интересного – обидно до слез. Мнение группы разделилось. Кто-то рвался в бой, кто-то хотел вернуться, кто-то пожимал плечами. Следуя старой поговорке, что утро вечера мудренее, мы, поужинав всухомятку, улеглись спать, так и не приняв какого-либо решения.
День 2
Утром следующего дня ответ на все вопросы возник как-то сам собою. Поход прерывать не стоит.  В случае каких-либо проблем всегда можно сразу же собрать вещи и спуститься вниз. Может быть, удастся сэкономить день, если не ходить на восхождения, а просто провести снежные и ледовые занятия. Короче говоря, пока менять планов не будем, а там посмотрим.
Пожалуй, этот день был самым тяжелым. Подъем занял у нас около четырех часов. Двигались  по осыпному склону градусов 30-40, местами преодолевая простенькие скальные участки. Рюкзаки оказались тяжелыми, все время хотелось пить, и даже нельзя утешить себя мыслью, что вечером можно будет напиться чаю. Когда вышли в нижний цирк, ребята предложили поставить лагерь здесь. Услышав от меня отрицательный ответ, уныло стали подниматься дальше. Самый сложный участок подъема – выход из нижнего цирка в верхний, где будет расположен базовый лагерь. Вариантов подъема два – по льду, слегка припорошенному сыпухой  или по скальным «ступеням», также присыпанным мелкими и средними камнями. И то, и другое одинаково неприятно. Мы выбрали скалы. Поднявшись в цирк, нашли место, где наша команда останавливалась в прошлый раз, и под сильнейшим ветром установили палатки. Состояние группы оставляло желать лучшего, подъем отнял много сил.  Многие улеглись спать, даже не поужинав.
День 3
Утром ветер вроде бы стал понемногу утихать. Сегодня у нас по планам тренировка. Ребята повально мучаются горняжкой. Самый популярный предмет в лагере – аптечка, и ее запасы понемногу иссякают. От вида бутылки с холодной водой начинаются спазмы в желудке. Но не пить невозможно, талая вода утоляет жажду минут на десять, не больше. В который раз радуюсь, что продукты я рассчитывала с запасом. По моим прикидкам колбасу, сыр и все, что можно съесть всухомятку, удастся растянуть до приезда второй группы.
На льду провели целый день. Головная боль и плохое самочувствие сделали свое дело, и поначалу все были вялыми, многим явно не хотелось собираться и куда-то идти вместо того, чтобы наглотаться таблеток и отлежаться в спальниках. Постепенно у ребят стал просыпаться интерес к происходящему, они с удовольствием учились стоять на кошках, зарубаться,  вкручивать ледобуры и работать в связках.
А я все смотрела на Тфанский ледник. Я никогда не видела его таким открытым, грязного серого цвета лед так и сверкал на солнце. Когда пять лет назад мы шли по нему тройку Б, этот ледник был здорово присыпан снегом. В этом году  мы вряд ли проскочили бы его так легко.
В лагерь вернулись под вечер. Ветер утих, погода ясная. Ранний ужин и сразу спать, завтра на восхождение вставать в пять утра. Мысль о том, что на ужин снова колбаса, ни у кого не вызывает энтузиазма. Попробовали разбавить сухое пюре ледяной водой. Понравилось. Умяли за милую душу. Изредка у кого-то из нас вырываются фразы типа «Чайку бы»! На него тут же сердито цыкают, и бедняка замолкает. Но в целом настрой у ребят бодрый, никто не ноет, не хандрит, только таблетки глотают без меры, несмотря на мои возражения. Рвутся в бой, в смысле — на вершину. Снова пихаем бутылки с водой в спальник, чтобы к завтраку они хоть немного согрелись, прекрасно зная, что до утра они опустеют. Я и не подозревала, что такая прорва воды может уместиться в моем организме!
День 4
Всю ночь лил дождь. Когда зазвонил будильник, я подумала, что наше восхождение, наверное, накрылось. В такую погоду нечего и думать куда-то подниматься. Мой совет поспать еще немного все приняли с удовольствием. Через час решили выглянуть осмотреться. Оказалось, что  погода просто шепчет, на небе ни облачка, ветра нет и совсем не холодно. Стали собираться. На восхождение вышли в половине седьмого, сделав вид, что позавтракали. Меня слегка беспокоило, что время уже позднее, а надо сделать два восхождения, спуститься, передохнуть и сегодня же убежать вниз, на место нашей первой ночевки. Решила, что запас времени все же есть, тем более что с самого начала темп задали хороший. Задержались ненадолго, проходя зону трещин, у ребят просто глаза на лоб полезли от этого зрелища. Нагромождение ледовых глыб, трещины, некоторые из которых перешагиваешь не замечая, а другие невозможно обойти, образуют своеобразный ледовый городок, с домами, оврагами, целыми улицами. Такого у нас в Азербайджане больше нигде нет. Великолепное зрелище!
Я попросила их не задерживаться, пообещав, что на обратно пути мы здесь остановимся.
При подъеме на гребень обошлись без кошек. Двигались по сыпухе зигзагом. На гребень вышли быстро и ахнули, оглянувшись вокруг. Мы стоим над облаками, а вокруг необъятные просторы. Я очень надеялась, что здесь будет ловить телефон, хотелось позвонить в Баку, сообщить, что с нами все в порядке, но увы… Окошко дисплея нахально заявляло, что связи нет. С этой точки нам сначала вправо по гребню на Тфан Главный по двойке А, а затем возвращаемся сюда же и уходим влево по двойке Б на вершину Чингиза Мустафаева. На главную вершину поднялись в 11.30, сняли записку группы Республиканского Альпинистского клуба, до одури поглазели вокруг и полюбовались красивейшим озером, которое расположено по другую сторону от гребня. На вершине  дул сильный ветер и было прохладно, поэтому вскоре я дала команду спускаться, хотя заставить наших двух фотографов спрятать фотоаппараты  оказалось не так легко.
Второе восхождение считается двойкой Б из-за того, что гребень здесь сужается и двигаться надо по острым скальным перьям, осторожно перешагивая через них, обходя где есть возможность, и стараться не оступиться, поскольку с обеих сторон есть куда улететь. На вершину поднялись в 12.30, сфотографировались и почти сразу начали спуск.
Через час мы были уже внизу. Первое, что сделали,  спустившись в цирк – это кинулись к первому попавшемуся ручейку неопределенного цвета. Из-за слишком резкого набора и сброса высоты у многих снова разболелась голова, даже у меня, привычного, в общем-то, человека, в ушах слегка застучало.
В этот же день мы распрощались с Тфаном. Спустились  вниз, решили не останавливаться на первой же поляне, как планировали, а уйти дальше, ближе к выходу из ущелья. В итоге не только вышли из него, а в поисках подходящего места для ночевки отмахали все то расстояние, которое должны были пройти только завтра до места встречи с нашей второй группой. Палатки разбили на чудесной поляне, практически под Ханалыгским перевалом, рядом с рекой и впадающим в нее  чистейшим родником. По дороге встретили машину с пастухами, которые подарили нам дыню. Настоящую дыню!!!! Она источала такой аромат, что съесть ее казалось настоящим кощунством. Этот запах действовал на наши измученные желудки как глоток водки на безнадежного алкоголика. Я так и просидела в обнимку с дыней до самого ужина. Несмотря на усталость, настроение у всех приподнятое. Программа выполнена, вершины наши, под ногами зеленая трава, над головой уходят в облака стены Шагдага, очень тепло, вода в чайнике такая прозрачная, что он выглядит пустым и, главное —  можно,  наконец, умыться как следует (на Тфане даже руки мыть не хотелось в этой ледяной грязной воде и при такой холодной погоде)! Правда, горячего чая так и нет……
День 5
Утром мы не торопимся просыпаться, запас времени мы себе вчера обеспечили. Солнце уже высоко, можно загорать. Но не успели мы переодеться и начать завтрак, как погода испортилась, небо заволокло, снизу начал подползать туман. К моменту, как мы полностью собрали лагерь и закончили паковать рюкзаки, видимость была практически нулевая. Мне с двумя ребятами нужно было всего лишь подойти к мосту через реку буквально в двух шагах и ждать вторую группу, а остальным предстояло уходить вниз, они сегодня будут уже дома. Расставаться зверски не хотелось, за эти дни между нами воцарился настоящий командный дух, какой бывает в группе далеко не всегда.
Туман нам все и испортил. Так получилось, что двое ребят убежали вперед, и мы их потеряли на какое-то время. Пока искали друг друга в этом «молоке», пока  пытались сориентироваться и выйти к мосту, пришлось поволноваться.  Ребята оставили нам кучу снаряжения, которое должно перекочевать в рюкзаки прибывших из города.
Это был странный день. Нашей группы мы не дождались, сидели на холме до восьми часов, обложенные касками, палатками и веревками. Туман так и не рассеялся, и периодически мы обегали окрестные холмы, как слепые котята, искали, кричали, свистели, но без толку. Изредка вдалеке проезжали Уазики, но это были всего лишь местные жители, спешившие на летние пастбища, много раз нам казалось, что мы слышим голоса, зовущие нас по имени, но ответные крики ни к чему не приводили.  Когда стало темнеть, спустились к реке, где ночевали вчера, и встали лагерем. Я места себе не находила, в голове крутилось миллион вопросов. Что могло случиться, что они не приехали? Если про нас забыли, зная, что мы будем ждать втроем с кучей груза, значит, произошло что-то действительно серьезное. И что нам теперь делать, уезжать? Весь груз в рюкзаки не поместится, идти очень далеко. А вдруг они приедут завтра, и у них ничего с собой нет, даже пенов? Оставаться и ждать? А вдруг они все же приехали, но тогда где они? Если ушли вверх, то, не найдя нас там, должны были спуститься обратно еще в середине дня. Если пошли нам навстречу на Тфан, узнали у пастухов, что мы ушли оттуда, и опять-таки вернулись бы обратно к мосту. Совершенно непонятная ситуация. Чуть позже мы встретили пастуха, он сказал нам, что утром вроде бы приехала группа альпинистов, ушла то ли к мосту, то ли в сторону Тфана, он точно не знает. Так, уже легче, значит, он все-таки приехали. Но главный вопрос – где они – остался висеть в воздухе. Решили, что утром ребята пойдут к Тфанскому  ущелью, может, удаться получить какую-либо информацию у пастухов.
Уже лежа в палатке я пришла к выводу, что они, наверное, все-таки в верхнем лагере, под Шахдагом. И значит завтра на рассвете спустятся нас искать и, возможно, даже найдут, пока мы будем дрыхнуть, ведь здесь, на равнине, палатку трудно не заметить. На этой оптимистичной ноте мы и заснули.

День 6
Проснувшись на следующий день и с прискорбием убедившись, что ситуация не изменилась, ребята собрались идти в сторону  Тфанского ущелья. И вдруг я заметила, что на той стороне реки на склоне показались две фигуры. Кто они, различить было невозможно и я, чтобы не обнадеживаться понапрасну,  сказала, что это, наверное, пастухи из верхнего коша. Но уже через пару минут стало понятно, что к нам спускаются люди с рюкзаками. Это оказались Дима и Денис. Они даже не стали идти к мосту, а прибежали прямо к нам и перешли реку вброд. Выражение их лиц сулило мне мало хорошего, но я была так рада, что с ними все в порядке и что мы, наконец, нашли друг друга, что все остальное казалось ерундой. После долгих разъяснений оказалось, что у моста мы с ними разминулись на каких-то 10 минут. Они, не найдя нас, решили, что мы ушли наверх, не дождавшись их вопреки договоренности Когда выяснилось, что в верхнем лагере мы не появлялись, они спустились обратно, искали нас до вечера по всему Шахайлагу по ту сторону реки и пришли к выводу, что мы не вернулись с Тфана, задержались на день из-за непогоды или произошло что-то серьезнее. Утром, когда я их увидела, они как раз бежали на Тфан. Представляю, как  они переволновались – пять дней от нас ни слуху, ни духу, с вершины мы не позвонили, а потом не явились на место встречи. И что с нами, где нас искать, непонятно! Хорошо еще, что ночь была теплой, и они не замерзли без палаток.
Через два часа мы уже были наверху, все вместе. Поделились впечатлениями, слопали ГОРЯЧИЙ ОБЕД, до одури напились ГОРЯЧЕГО ЧАЮ, я даже искупалась. Настоящее блаженство, черт побери! Ближе к вечеру заполнили рюкзаки снаряжением и отправились к началу нашей четверки А, которую предстояло завтра идти. Планировали провесить все четыре веревки, но успели пролезть только три, и дюльфернули вниз. Отдых должен быть полноценным, завтра тяжелый день.

День 7
Вышли в 5.30. Погода, кажется, обещает быть ясной, а что будет дальше, один бог знает. Быстро проскочили пройденный вчера участок и полезли дальше. Этот маршрут уже был пройден около 10 лет назад группой с участием Димы, он нам и показывал направление движения. Лазание не сложное, только порода скал неприятная, сыпучая,  возникает проблема с точками страховки. После седьмой веревки вышли на длинный осыпной склон и двигались по нему пешком около двух часов. Надежды на ясную погоду оправдались , солнце пекло и казалось – скалы дымятся, не говоря уже о нас. Запас жидкости мы взяли небольшой, быстренько его оприходовали, и вскоре горло пересохло так, что не только кричать друг другу – говорить не могли. Впервые в жизни я почувствовала, что вполне могу умереть от жажды. Видно было, что по некоторым дальним стенам сверху течет вода, а потом уходит под землю и ее даже не слышно. Наконец, когда стало уже совсем невыносимо, нашли по пути малюсенький ручеек и долго не могли напиться. Это даже ручейком сложно было назвать, просто мокрая скала, с которой по капелькам стекала вода. Денис с Андреем сначала ее просто с наслаждением облизывали, потом   мы нашли удобное место и присобачили туда  птичье перышко, получилось что-то вроде крана.  Наполнили все что можно, перекусили и двинулись дальше. Время уже поджимало, а ключевой участок еще впереди. Очень много сил отнял этот длиннющий подъем по сыпухе.  Два шага вверх — и  на полметра съезжаешь обратно, камни сыпятся из под ног на тех, кто движется следом. Когда подошли к стенам, вздохнули с облегчением. Оказалось, зря.
Ключевой участок, по нашим данным – две веревки лазания, осложненного тем, что негде забить крюк или сунуть закладку, и приходится пролезать длинные участки без надежной страховки. Стена даже не вертикальная, градусов примерно 70, со множеством полок. Решили, что первой полезу я.
Довольно успешно я пролезла больше половины веревки. Правда, я не стала бы называть их простыми, на таком сыпучем рельефе чувствуешь себя очень неуверенно. Когда показалось, что еще одна стеночка – и ключ пройден, из-под ноги сорвался камень, и я полетела вниз. Мне повезло, что я вылезала из узкого угла, созданного двумя стенками. Между ними я и застряла. Иначе пришлось бы пролететь намного дальше, к тому же маятником. Проведя беглый осмотр, я обнаружила, что в принципе цела, за исключением устрашающей дыры в коленке. Несмотря на то, что это было мое первое падение в горах, единственное чувство, которое оно вызвало – это  досада. А вот когда я увидела на своем теле такую рану, начался настоящий шок.  Я даже не сразу смогла ответить на крики ребят. Рассечение глубокое, до кости. Очевидно, что меня нужно было спускать в лагерь как можно быстрее. Кое-как, трясущимися руками, соорудив станцию, я приняла Диму. Он  перевязал мне ногу, посоветовал все время ею двигать и сразу полез вверх, потому что самый короткий спуск – через вершину. Не могу сказать, что сидение в какой-то расщелине на стене, бог знает на какой высоте, да еще с онемевшей ногой и неизвестными перспективами доставило мне большое удовольствие. Я беспокоилась за Диму, так как он торопился, слышала, что ему там несладко приходится, а мое падение немного выбило нас всех из колеи. Через бесконечное количество минут он крикнул, что перила готовы. Я стала осторожно подниматься вверх. Вскоре Дима уже вывел меня на гребень, по которому пешком до вершины 2 часа. Стены кончились, к счастью. Я осталась сидеть, а он убежал поднимать с ребятами наши рюкзаки и снимать веревки. Обретя твердую почву под ногами, я почувствовала, что жизнь понемногу налаживается. Пришлось сидеть часа три, пока ребята закончили работать и вышли наверх. Большой камень, сброшенный веревкой, перебил Диме мышцу на ноге. Теперь в нашей команде здоровых и хромых стало поровну. По гребню старались двигаться предельным темпом, несмотря на травмы. Стоит остановиться —  и нога тут же немеет.  На восточную вершину вышли в 11, в полной темноте, можно сказать по наитию. Я всю дорогу пыталась поймать сеть, чтобы позвонить в Баку, но удалось мне это только тогда, когда мы уже начали спуск, и я потеряла всякую надежду. Договорившись, что послезавтра за нами придет машина в зону отдыха «Сувар», мы стали спускаться в кулуар. По этому кулуару от вершины до лагеря  40 минут. Мы спускались 3,5 часа. У меня и у Димы ноги не сгибаются, идти в темноте по сыпухе очень неприятно, то и дело падаешь, камни движутся вместе с тобой, сбивают с ног и, сколько ни идешь, черт возьми, земля внизу не приближается ни на метр! Повязка на моей ноге уже давно сползла, я чувствовала, что штанина все больше пропитывается кровью, и несколько раз я ударилась этой коленкой при падении. Диме тоже пришлось несладко, да и ребята шли на последнем издыхании. Я даже не могу рассказать обо всех пакостях этого спуска. Измученные до невозможности, на автопилоте, мы добрались до лагеря в половине третьего ночи, когда я на это уже не надеялась.  Переполошили волновавшихся ребят, которые с трех часов дня грели для нас чайник, напугали их своими израненными конечностями и мертвыми физиономиями. Наше восхождение длилось 22 часа.  Этот день я, наверное, никогда не забуду.
День 8
Замечательным солнечным утром следующего дня мы проснулись на нашей любимой (если не сказать вожделенной) зеленой поляне, и главное  — ПОД стенами Шагдага.  Мы живы, мы в лагере, здесь есть все, что нужно для полноценного, счастливого отдыха – родная компания, свежий воздух, река, потрясающий вид, навалом еды и горячий чайник. Все бы хорошо, вот только я и Дима ходить не можем совсем. Ноги не хотят сгибаться категорически и отдаются  болью при малейшем движении. А ведь завтра нам нужно быть в «Суваре» — это 3-3,5 часа  вниз — вверх очень быстрым темпом. Хорошо еще, что я догадалась не вызывать машину на сегодня, хоть и понимала, что по-хорошему нам необходимо как можно быстрее попасть к врачу и в полный покой.
Весь день наши мальчики, два Дениса, в буквальном смысле носили меня на руках.  Мне даже удалось помыться, поскольку после спуска по сыпухе кожа покрылась сантиметровым слоем пыли, и находиться в таком состоянии было не очень комфортно. Вверх по склону еще можно было подниматься с грехом пополам, волоча ногу, но вот вниз…
А завтра все больше вниз да вниз….
Весь день вся наша команда валялась, не подавая никаких признаков активной жизни. Основным занятием было – есть и спать. И выходить из этого состояния не хотелось, тем более, что завтрашний день лично меня всерьез пугал…
День 9
…..И как оказалось, не напрасно. Нелегко нам дался этот спуск, который мы всегда пробегаем за несколько часов с ветерком. Но мы это все-таки сделали!  Денис убегал вперед, оставлял свой рюкзак и возвращался нам помогать. Вообще, что бы я делала без его поддержки эти последние несколько дней, я просто не знаю. Остается только радоваться, что такие люди как он и Дима находятся рядом.
Наш спуск длился 7,5 часов. У меня от напряжения опухли оба голеностопа,  нога болела просто невыносимо. Я всегда буду благодарна нашему Фархаду, что он по первому зову примчался за нами в такую даль. Первоначально планировалось, что на его машине поедем я, Дима и Денис, а остальные уйдут вечером в селение Кузун и будут в Баку завтра. Но все оказалось куда веселее. Фархад умудрился запихнуть с свой джип восемь человек  с рюкзаками. Одного посадили вместе с вещами в багажник и ему, по-моему, ехалось лучше всех. На заднем сидении уместились пять человек, а мы с Димой – впереди. При приближении постов ГАИ меня пробовали замаскировать под интерьер автомобиля. Не скажу, что было удобно, но что весело – это точно.
И вот поздний вечер – мы снова в душном пыльном городе. Даже с покалеченной ногой мне страшно не хотелось покидать горы. Опережая события скажу, что наши травмы остались без последствий, но похромать пришлось еще недели две.  И сейчас, спустя месяц после приезда, когда ноги наши уже совсем зажили, я жалею только о том, что пришлось так быстро убегать оттуда. Хотя, наверное, многие скажут в ответ: главное  — что убежать оттуда нам удалось живыми и даже почти здоровыми! И, конечно, будут правы. Но все же…

Состав первой группы:
Бурлов Сергей
Бурлов Игорь
Багиров Фархад
Сафронов Денис
Мамедов Эмин
Годжаев Руфат
Машкова Яна (руководитель)

Состав второй группы:
Бурлов Игорь
Сафронов Денис
Леусов Денис
Нонна Де Гюбек
Шишова Наташа
Куприянов Андрей
Машкова Яна
Шиянов Дмитрий Петрович (руководитель)


Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.