Экспедиция на зимний Шахдаг 2007 г.
Эмиль Халилов

Фотографии

Каждый год команда альпинистов Бакинского Горного Спортивного Клуба совершает традиционное зимнее восхождение на Шахдаг (4243 м.) – вторую по высоте вершину Азербайджана. В планах нынешней экспедиции на Шахдаг было три основных пункта: зимняя разведка кулуара Смирнова на предмет наличия ледопада, восхождение на вершину Шахдаг по двум маршрутам разной категории сложности и занятия по ледолазанию на шахдагском ледопаде. Но ураганный ветер и обильный снегопад внесли в эти планы свои коррективы…

Мы подъезжаем к селению Лаза. На склонах холмов лежит снег, воздух прозрачный, солнце заставляет нас снять куртки. По дороге разглядываем замерзшие каскады водопадов. Высокие 50-ти метровые ледяные «статуи», прислонившись к отвесным стенам, молчаливо и снисходительно смотрят на нас со своих снежных пьедесталов. Дорога после так называемых «Лазинских ворот» – два огромных камня по краям дороги, опасна и проходит по самому краю пропасти. Некоторые участки покрыты открытым льдом, образованным водами многочисленных ручьев, стекающих с холмов над дорогой. По прогнозу погода на этой неделе будет слишком суровой для восхождения, но все мы настолько соскучились по горам, что переносить поход на более позднее время даже не было мысли. «Десантируемся» чуть выше деревни. Дальше джип не проедет – высокие сугробы заградили путь. Восемь человек плюс восемь рюкзаков – или машина безразмерная, или мы гуттаперчевые – Копперфильд со своими фокусами мог бы у нас многому поучиться. Быстро переобуваемся в ботинки и убираем куртки под клапан рюкзака. Солнце палит как на апшеронских летних пляжах. От жары спасает крем от загара, кепка и легкая тенниска вместо куртки-толстовки. Альпинисты шутят – «альпинизм – это лучший способ перезимовать лето». В таком случае, что такое зимний альпинизм? Для простого обывателя уже само слово «альпинизм» рождает в воображении страшные картины бескрайних снегов, упирающихся в небо вершин, бесконечных лавин и сцен из фильма «Скалолаз», в которых герой С. Сталлоне лезет по отвесной стене в легкой майке при температуре воздуха значительно ниже нуля. Складывается впечатление, что альпинизм – это хобби «людей-кентавров»… На деле же оказывается, что даже тринадцатилетняя девочка-подросток может совершить восхождение на вершину и благополучно спуститься вниз.  Случай, кстати, реальный даже для азербайджанского альпинизма – летом 2005 года несколько альпинистов Горного Спортивного Клуба выехали со своими семьями в район горы Гызылгая поднялись на вершину Гейдар Зирвяси вместе с детьми. И все же вернемся к зимним восхождениям. Как правило, основным неудобством зимних выходов в горы является короткий солнечный или ходовой день. На пути в базовый лагерь приходится чаще останавливаться в промежуточных лагерях. Передвижение также замедляют снег и ветер. Еще один немаловажный фактор – это низкая температура и как следствие проблемы с водой. Часто приходится топить снег на примусе. Ну а в остальном – главное правильная экипировка…

ПЕРВАЯ НОЧЕВКА

Часа через два подходим к Гарабулагу. Удивительно, но даже во время сильных морозов этот родник не замерзает и окружен зеленой растительностью. Наш путь практически всегда проходит через этот небольшой оазис. Здесь можно набрать питьевой воды и отдохнуть. Погода заметно портится, надеваем легкие куртки и, перекусив у родника, двигаемся дальше. До наступления темноты мы проходим  два утомительных подъема и ставим лагерь. Место удобное – у подножья небольших холмов, рядом течет приток Гусарчая. Южный ветер вырвался как зверь из клетки, будто бы ждал, когда мы начнем устанавливать палатки. Он выворачивал стойки и вырывал тент из рук. Были моменты, когда палатка взмывала вверх, словно воздушный змей, и если не удержишь ее, то прощай, спокойный сон… Ставим примус в нашей палатке и готовим ужин. Учитывая, что в палатке не могут комфортно разместиться все восемь человек одновременно, приняли решение – наша палатка это только кухня, и в ней питаются только те, кто здесь живет, так что для остальных – получи паек и приятного аппетита, если конечно донесешь свою миску и стакан чая до «места жительства». Но вероятность подобного развития ужина носила лишь теоретический характер. На практике мы опять утерли нос Копперфильду, хотя о комфорте можно было и не мечтать. Всю ночь ветер проверял палатку на прочность. Палатка же, видимо, войдя в сговор с этим проказником, до самого утра хлестала нас по голове своими стенками. Но мы сами виноваты – поленились как следует натянуть тент.

«ЗЕМЛЯ НЕ ВИДИТ НЕБО»

Проснулись в половине седьмого, «за окном» подозрительно спокойно. Голова упирается во что-то твердое. Снег! Замело так, что нижняя четверть палатки оказалась в плотном снежном капкане и стенки прогнулись под тяжестью опавшего снега. Открытие палатки для нас, как выход в открытый космос. Представьте – утро, вы вылезаете из теплого спальника, открываете «дверь», а перед вами белая морозная мгла и холодный снежный душ. Как поется в какой-то песне – «земля не видит небо». Видимость практически нулевая. После получасовой борьбы с ленью, по очереди надеваем промерзшие ботинки и выходим из палатки. Нужно набрать воды для чая, но, учитывая низкую температуру и обильно выпавший снег, понимаем, что осуществить эту процедуру, используя только чайник и кружку, будет невозможно. Берем ледоруб, лопату и спускаемся к речке. После нескольких неудачных попыток пробить ледяной панцирь реки мы поднимаемся выше по течению и находим место, где слой льда тоньше и нет больших камней, закрывающих доступ к воде. Мы очистили место от снега и через 20 минут работы ледорубом и лопатой добрались до воды. Так как снегопад не прекращался и плотный туман все так же скрывал очертания ландшафта, мы приняли решение переждать непогоду. В таких условиях передвижение в горах опасно – во-первых, из-за тумана не видно, куда идти, а во-вторых, увеличение снежной массы на склонах может вызвать лавины. Сидеть весь день в палатке было скучно, и чтобы как-то развеяться, начали строительство «столовой». Эскимосы зимой живут в иглу – это куполообразное сооружение, сложенное из снежных блоков. Что-то похожее на иглу мы и пытались построить, благо строительного материала было более чем достаточно. Аккуратно лопатой убираем верхний слой свежевыпавшего снега. Под ним – более твердый, старый слой, из него и нарезаются строительные блоки. По ходу строительства провели небольшие занятия по спас-работам, а именно изучали «устройство» и возникновение лавин. Разрез снежного склона красноречиво демонстрировал  глубинную изморозь  и «снежную доску» – основных участников образования и спуска лавин. Глубинная изморозь – это рыхлая масса кристаллизованного снега, которая образуется у самой поверхности земли. Над ней лежит затвердевший старый снег большой плотности, так называемая «снежная доска», достигающая нескольких десятков сантиметров в толщину. При обильном снегопаде «снежная доска» не выдерживает груза выпавшего снега, дает трещину и словно на подшипниках съезжает вниз на ледовых кристалликах глубинной изморози, снося все на своем пути. Этот же эффект можно вызвать, если пересечь лавиноопасный склон и таким образом «разрезать» ногами «снежную доску». Иглу получилась просторная, крышу сделали из полиэтилена, посредине  установили снежный стол, у стен поставили снежные скамейки. Новоселье праздновали вкупе с днем рождения Сергея – одного из участников похода. Он был приятно удивлен появившейся на столе бутылкой шампанского и пепси-колы. Не меньше был рад этому событию и Денис, который все это нес. Теперь он разгрузил свой рюкзак почти на пять килограммов. Обед медленно превратился в ужин и после, с надеждой, что завтра распогодится, под начинающийся ветер мы разбежались по палаткам.

ВЫЖИВАЮТ ТЯЖЕЛОВЕСЫ

Вечером более тщательно растянули палатки, но несмотря на это ураганный ветер, свирепствовавший всю ночь, все же погнул стойки на всех трех палатках, а на одной разорвал тент. Утром лагерь напоминал экспедицию на крайний север. Внутренние стенки палатки покрылись тонким слоем льда – это замерзший конденсат, надышали за ночь. На улице ветер расчистил место нашей стоянки от сугробов, в воздухе танцевали вихри снежной пыли, в примус забился снег, и он не включался. Наша столовая представляла собой жалкое зрелище. Ветер сорвал полиэтиленовую крышу и выдул весь снег между «кирпичами». Иглу напоминала осажденную крепость, следовательно, завтракали опять в той палатке, где горел исправленный примус, т.е. в нашей. Естественно, об аппетите, который «приятный», не могло быть и речи, т.к. кормление всей экспедиции происходило по следующему сценарию: залез в палатку, проглотил бутерброд, запил чаем, вылез из палатки. Собрать лагерь при таком сильном ветре – дело сложное. Когда мы были готовы идти дальше, стрелки часов показывали час дня, т.е. на то, чтобы добраться до базового лагеря на высоте 3300 метров, у нас оставалось максимум четыре с половиной часа. Поднимаемся против ветра. Он гоняет снег по тропе. Словно миллиарды микроскопических иголок, снежинки, летящие с огромной скоростью, вонзаются в лицо. Где-то далеко впереди за снежными вихрями сияет солнце, еще два дня назад мы прятали от его палящих лучей свои лица. Позже, на одной из остановок Яна Машкова, единственная представительница прекрасного пола в этой экспедиции, скажет фразу – «в такой ветер выживает тот, кто больше весит». Мы все с улыбкой согласились с этой стройной и хрупкой на первый взгляд девушкой – Мастером Спорта Азербайджана по скалолазанию. Кстати, только вернувшись в селение Лаза, мы узнали, что в эти дни в районе было объявлено чрезвычайное положение. В селе ветром сорвало вывеску магазина и несколько металлических листов, покрывавших крышу мечети. Доходим до так называемой «перемычки». С этого места остается еще один переход до переправы через реку, а оттуда два часа до базового лагеря. Но и тут не обошлось без сюрпризов. Огромный снежный склон преграждает нам дорогу. Снега на нем за эти дни набралось почти по пояс. Место лавиноопасное, но мы решаем рискнуть, т.к. обходной путь займет почти час и заберет много сил. Проходить такие участки нужно по одному. Первым идет руководитель Дмитрий Петрович Шиянов. Все внимательно смотрим на верхнюю часть склона. Вторым идет Эмин. Он ступает след в след. Этот метод передвижения в группе используют как раз на таких лавиноопасных участках, снег между шагами остается нетронутым и играет роль фактора, сдерживающего сход лавины. И хотя шансы на благополучное прохождение склона увеличиваются, опасность все равно остается. Эмин был еще на середине склона, когда мы заметили, как по верхней части этого снегосборника тонкой нитью прошла трещина. Когда он полностью пересек склон, трещина уже была достаточно широкой, чтобы мы начали искать варианты обхода. Спускаемся ниже по глубокому снегу. Денис делает несколько шагов поперек склона, и в этот момент по его поверхности побежали трещины и послышался неприятный хруст – «доска» осела. Нам повезло – из-за особенностей рельефа на данном участке лавина не сошла. Дойдя до нижнего конца склона, мы обошли его и поднялись к тропе по камням. Дальнейший путь преграждали еще несколько подобных участков, которые нам приходилось обходить. Перейдя речку и поднявшись к нижним стенам Шахдага, решили ставить лагерь. Уже начинало темнеть, да и идти дальше не было сил. На ужин приготовили гречку с тушенкой. Ели из «общего котелка», и, естественно, тушенка закончилась через пять минут, а гречки осталось половина кастрюли. На десерт были апельсины. Холодные, промерзшие апельсины. Прожевываешь мякоть, а в ней хрустят кусочки льда. Я еще никогда не ел этот фрукт с такой ненавистью. Чай из-за отсутствия воды приготовили из топленого снега.

БОТИНОК – «ЖИВОТНОЕ» ХЛАДНОКРОВНОЕ

Наверное, это была самая холодная ночь за все время похода. Особенно сильно мерзли колени и лицо, стенки палаток с внутренней стороны искрились из-за ледяной корочки. Снова пошел снег и опустился туман. Обидно, ведь до базового лагеря подниматься всего 2 часа, но палатки в таких условиях собирать нельзя, и мы вынуждены просидеть еще один день под «домашним арестом», который устроила нам погода. В целом два дня вынужденного простоя спутали нам все карты. Из всей запланированной программы похода единственно возможным пунктом оставались только ледовые занятия на ледопадах, пожалуй, самая интересная часть экспедиции. И мы уже не успевали провести разведку кулуара Смирного и даже для восхождений на саму вершину Шахдага не было времени. Кстати, о кулуаре. В 1981 году здесь погиб Владимир Смирнов – альпинист, в честь которого и назвали этот кулуар. До полудня выходили из палаток только для того, чтобы набрать снега для чая. За ночь кожаные ботинки замерзли, приняв причудливую форму. Произвольно изогнутые шнурки, торчащие в разные стороны, удачно дополняли эту сюрреалистическую «скульптуру». Для того, чтобы надеть такой ботинок, нужно его выпрямить и расшнуровать. В особо «клинических» случаях обувь прогревают над примусом и уже немного размягченному материалу умелыми руками придают форму стандартного ботинка. Но эта процедура не самая страшная. Ведь его же надо еще надеть! Да простит меня читатель за столь пикантную подробность, но этот процесс обычно проходит с использованием большого количества слов «из местных идиоматических выражений». И надо отметить, что этот метод довольно действенный. Остается только потерпеть некоторое время, пока внутренняя температура ботинка поднимется от минусовой до 36 и 6. Недалеко от лагеря опять же с помощью ледоруба, удалось раздобыть воду. Уже по традиции легкий обед превратился в плотный ужин. В меню  вчерашняя гречка с тушенкой и солеными огурцами. Огурцы были приготовлены по тому же рецепту, что и апельсины, т.е. со льдом, поэтому перед употреблением их растапливали в гречке.

ПОЗВОНИТЕ РОДИТЕЛЯМ

Первый день февраля. Мы уже привыкли к этим совсем не южным морозам и «ледяной избушке», в которую каждое утро превращается наша палатка. Небо сегодня чистое. Дождавшись первых лучей солнца, выглянувших из-за Гызылгая, мы начали собирать вещи и сушить палатки. Подъем к базовому лагерю занял чуть больше двух часов. Солнце палило, как в день нашего приезда. Небо…Какое же синее здесь небо! Только ради того, чтобы увидеть эту глубокую синеву, стоило пройти все эти холодные километры. Вдалеке наверху виднеются белоснежные столбы двух шахдагских ледопадов. Показываем новичкам тропу Кабаш – ту самую, с которой начинается восхождение на Шахдаг. У них в глазах недоумение – «Там же сплошная стена! Где вы видите тропу?!». Мы все смеемся, но не над новенькими, а просто вспоминая свою, точно такую же первую реакцию на эту горную тропу. Ну, о ней чуть позже…. Место, где мы обычно ставим лагерь, занесено по колено снегом. Расчистив его, устанавливаем палатки и тут же завариваем чай и готовим обед. За эти дни все сильно устали, а здесь, в базовом лагере, видимо, присутствует какая-то особая энергетика, это место для нас как филиал родного дома. Кстати, о доме. Во время восхождения на Шахдаг альпинисты кроме необходимого снаряжения берут и мобильные телефоны. Надо отметить, что на всем пути от селения Лаза до базового лагеря у нас не было никакой связи с «большой землей», т.к. сотовые телефоны здесь не работают. Но стоит подняться на высоту, с которой открывается прямая видимость до близлежащих крупных населенных пунктов, и можно звонить. Пообедав, мы, взяв «мобильники», идем на Кабаш. В конце этой тропы, при выходе в так называемый «шахдагский цирк», можно позвонить – связь есть. Мы в шутку называем это место «телефонной будкой». Только подойдя к началу тропы, те участники похода, кто был здесь впервые, воочию убедились, как обманчив бывает горный рельеф. И та геологическая прожилка, тянущаяся тонкой нитью через стену и которую им представили как тропу Кабаш, на самом деле оказалась настолько широкой, что по ней можно гнать целое стадо овец. Впрочем, местные пастухи в летнее время так и делают, когда перегоняют свои стада через перевал Шахдагский. Тропа похожа на декорации к фильму «Властелин колец». Слева отвесная стена, справа пропасть. Позвонив домой, мы вернулись в лагерь. Уже стемнело и пора ужинать. Сегодня у нас «рис по-шахдагски». «Шеф-повар» не дождался, пока вода в кастрюле закипит, и бросил рис в холодную воду. Но все были слишком голодны, чтобы почувствовать вкусовую разницу, тем более с этим гарниром было жаренное куриное филе. Разделка филе, естественно промерзшего на клеточном уровне, производилась ледорубом и портативной пилой. Соленые огурцы предусмотрительно были разогреты на сковородке. В общем, получился праздничный ужин. Не хватало только горящих свеч, которые успешно заменила полная луна. Сегодня за все время похода нам впервые открылось горное звездное небо, которое даже ночью было не черным, а темно-синим. Луна сияла так сильно, что мы даже не использовали фонари. Скалы, огромные камни и сугробы отбрасывали мягкие лунные тени, весь окружающий ландшафт казался не настоящим, а нарисованным. И если б не мороз, разогнавший нас по палаткам, мы бы еще долго любовались этими «декорациями» из «Тысячи и одной ночи».

ШАХДАГСКИЙ ЛЕДОПАД

Многочисленные водопады в горах Гусарского района замерзают зимой и превращаются в ледопады. Все они по-своему красивы и величественны. Но шахдагский ледопад особенный. Например, лазинские водопады, замерзая, повторяют рельеф тех стен, по которым они стекают, и представляют собой несколько соединенных между собой ледяных каскадов. Шахдагский же ледопад похож на перевернутый хрустальный бокал – гигантский пятидесятиметровый «бокал» из голубого льда, сверкающий в лучах горного солнца. Рядом с ним еще один, поменьше, прячется в углу между скалами. Альпинистам интересен этот ледопад не только с эстетической точки зрения, но и с профессиональной. Ведь по ледопаду можно лазить, надев на ботинки специальные металлические «кошки» и взяв в руки два ледоруба. На таких естественных «тренажерах» удобно оттачивать свое умение держаться на вертикальном льду, да и просто полазить ради удовольствия. Ледолазание – составляющая часть альпинизма, которая, так же как и скалолазание, выделилась в отдельную спортивную дисциплину. Альпинисту навыки ледолазания нужны для преодоления ледовых участков на сложных маршрутах, ну а умение ходить в «кошках» по твердому снегу и льду необходимо любому человеку, решившему заняться альпинизмом. Именно с хождения по льду и начались наши занятия у ледопада. Прежде чем лезть на вертикальную ледяную стенку, нужно освоить правила передвижения по более пологому льду. После долгого перерыва, или если вы впервые надели «кошки», они воспринимаются ногами, как нечто чужеродное. Шаги получаются неуверенные, зубья слабо вонзаются в твердый лед. Несколько раз новички слетали вниз по склону, напоминая птенцов, впервые вылетевших из гнезда. Но после получаса занятий они уже штурмовали крепкую, как камень, шахдагскую сосульку. Кроме умения держаться на льду Дмитрий Петрович показал, как и для чего используются ледобуры. Это небольшие титановые трубки с внешней резьбой – что-то вроде штопора. Заостренные на конце и с «ушком» в верхней части, они используются для организации точек страховки. Ледобур вкручивается в лед, а на «ушко» вешается карабин, через который проводят веревку. В твердый лед не забьешь крюк, поэтому на ледовых маршрутах для организации страховки и используют ледобуры. Здесь у ледопада мы провели почти весь день и только ближе к вечеру спустились в лагерь. Хоть один пункт из трех намеченных был выполнен. Завтра мы начнем спуск вниз, и несмотря на то, что на восхождение времени не было, экстрима нам хватило еще по дороге. Вечернее небо затянулось слабой дымкой продолговатых облаков. Когда солнце полностью скрылось за далекими горными вершинами, подул порывистый ветер. Он сметал снег с Шахдага и бросал эту белую пыль как раз на то место, где мы поставили лагерь. Все уже хотели расходиться по палаткам, как вдруг из-за противоположной стены, как и вчера, появилась луна. Только в этот раз, из-за облачности, вокруг луны образовался ореол, похожий на радугу. «Лунная радуга». Наверное, такое можно увидеть только в горах. Невольно вспоминаешь слова из песни: «Внизу не встретишь, как ни тянись, За всю свою счастливую жизнь Десятой доли таких красот и чудес».

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ –  АЛЬПИНИСТСКАЯ ТРАДИЦИЯ

Мы шли до базового лагеря четыре дня. А обратный путь займет гораздо меньше времени. Учитывая хорошую погоду, мы сегодня же можем оказаться дома. Спускались вниз по своим же следам. Часто проваливались в снег по пояс. Рюкзак, полегчавший килограммов на пять, все равно предательски давил на плечи оставшимися тридцатью пяти. Но мы уже не обращали внимания на эти трудности, ведь мы идем домой. Легкий обед у Гарабулага, и еще засветло добираемся до Лазы. Во дворе дома, где мы оставили машину, на нас смотрят, как на вернувшихся с того света. Еще бы, в селе бушевал ураганный ветер, горные дороги замело так, что местные жители уже несколько дней расчищали их от снежных сугробов. Но все хорошо, что хорошо кончается. И мы, закупив в местном магазинчике печенья и соков, забились в наш безразмерный джип. Как бы далеко в горы мы не уходили и как бы нам не было хорошо там наверху, мы всегда возвращаемся. И это, пожалуй, самая лучшая альпинистская традиция…


8 комментариев to “Экспедиция на зимний Шахдаг 2007 г.
Эмиль Халилов

  1. каждый раз при упоминании этого похода у меня первым делом всплывает фраза «Солнце светит, негры пашут…» ))))))))

  2. Было классно) особенно день рождение Сережи в нами построенном иглу…

  3. Да было здорово) Ещё кто-то плеер закрысил) Не помню кто это был)

  4. а кто плакал и плакал, что ему плеер закрысили…

  5. А ещё мы с Фариком чуть не побили рекорд))

  6. Мистер Хенки))))

  7. ну не судьба значит. сережа все испортил!!

  8. Ну ничего будут другие выходы) и будут новые рекорды)

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.